11.12 09:18
Привет, гость
Образцы тестовых заданий для абитуриентов Новые правила для ввоза сигарет
 

Наимджон Якубов надеется на Европейский суд

20.02.2015, 14:55
41-летний гражданин Таджикистана Наимджон Якубов, освободившийся из российской тюрьмы спустя 5 лет срока, намерен доказать свою невиновность в европейском суде.

На долю Наимджона Якубова выпали сложные испытания. Он провел 5 последних лет в одной из саратовских тюрем по обвинению в хранении и попытке сбыта наркотиков. Сам он еще в 2009 году во время содержания в СИЗО в Подмосковье не раз связывался по телефону с Радио Озоди и рассказал о том, что обвиняется в не содеянном им преступлении. Свою невиновность он доказать не смог, суд вынес обвинительное решение. В конце 2014 года по завершению срока заключения, Якубов вышел на свободу и теперь намерен продолжить борьбу за восстановление честного имени в Европейском суде по правам человека и основным свободам.

Якубов родился в 1973 году в ГБАО, в Таджикистане, в основном проживал в Душанбе и Рушане. Гражданская война середины 1990-х вынудила студента душанбинского Педагогического университета, изучавшего английский язык, не завершив учебу, покинуть Таджикистан и стать трудовым мигрантом в Москве.


Озоди: Наимджон, расскажите сперва, как именно все произошло тогда, 5 лет назад?

Наимджон Якубов: Меня задержали по подозрению в хранении и попытке сбыта наркотических средств в крупном размере. Данное преступление я не совершал и с момента задержания, я обращался во все международные правозащитные организации, в посольство Таджикистана с просьбой помочь мне. Дело было сфабриковано. Наркотики – это провокация со стороны спецслужб России. По делу, которое мне инкриминировали, проходит и другой гражданин Таджикистана, так называемый подельник Бахтибеков Джурабек Беномович. Так, как я занимался частным извозом, я познакомился с ним в день моего задержания. Я в тот день я находился на Черкизовском рынке, где работало много наших сограждан, я его подвез. Позже я понял, что провокация была организована в его отношении. А я стал удобным кандидатом, чтобы они смогли сделать «группу лиц». По таким показателям повышают звания сотрудникам правоохранительных органов. Бахтибекова приговорили к 8,5 годам, он, кстати, тоже полностью отрицал свою вину, но не смог доказать свою невиновность. Человек, который якобы встречался с Бахтибековым, странным образом исчез.

Озоди: Если вы считаете себя невиновным, почему вы не смогли помочь самому себе?

Наимджон Якубов: У меня сложилось твердое убеждение того, что есть какие-то негласные инструкции, директивы, что по преступлениям, связанным с наркотиками, особо не церемонятся. Если есть малейшая возможность, необходимо повысить показатели. Следователь мне сказал: я являюсь условно-статистической единицей, призванной фигурировать в отчетах Госнаркоконтроля Российской Федерации. Так, как тогда СМИ создали такой стереотип, что все таджики – наркоторговцы, даже если я невиновен, мне уже не поверят.

Озоди: Каковы были условия вашего содержания в колонии?

Наимджон Якубов: Условия содержания были отвратительными. Могу твердо заявить, что там была дискриминация прав как на национальной и религиозной почве, так и на социальной. У меня много фактов. Но, вот один из них. У меня в руках есть заявление, которое мне удалось вынести с собой из колонии. Здесь написано, что «Якубов желает, в соответствие с УИК РФ разговаривать по телефону на родном языке со своими родственниками». Сотрудник, уполномоченный подписывать данное заявление, зачеркивает и не разрешает общаться по телефону на родном языке. Дополнительно пишет, что в противном случае мне будет отказано в телефонном разговоре.

Озоди: Согласно статистике, в российских тюрьмах в данный момент содержатся не менее 7,5 тысяч граждан Таджикистана, составляя большинство среди заключенных иностранцев. Скажите, были ли граждане Таджикистана и в колонии, где содержались вы?

Наимджон Якубов: Со мной были мои земляки и очень за них переживаю, думаю, как бы им помочь. У меня есть заявление одного нашего земляка – Сайнурова Хайрулло Абдуллоевича, 1975 г.р., содержащегося в ИК № 17 г. Пугачева Саратовской области. Он обвинен в хранении наркотиков. Когда на него было сфабриковано дело, сотрудники правоохранительных органов пригрозили, что если он не признает свою вину, то ему дадут максимальный срок наказания – 15 или 20 лет. Он признался в несовершенном преступлении и ему дали 8 лет тюрьмы. В тюрьме прошлой весной он даже объявил голодовку в связи с дискриминационными условиями. Вообще, в 17-й ИК г. Пугачева, где я находился последнее время, со мной вместе находилось порядка 20 граждан Таджикистана. До этого я находился в ИК № 4 того же города, там было примерно 150 наших сограждан.

Озоди: За что, в основном, они сидят?

Наимджон Якубов: Есть единицы, которые были пойманы именно во время перевозки наркотиков в брюшной полости. Но большая часть из них заявляет, что уголовные дела в отношении них сфабрикованы.

Озоди: Наимджон, вот вы парень грамотный, почему вам и другим ребятам не удается добиваться пересмотра дела?

Наимджон Якубов: Суть этой проблемы, как мне кажется, заключается в некой политической подоплеке. Судебная система в России не признает свою гипертрофированность. Права человека, вовлеченного в орбиту уголовно-процессуальной деятельности, не соблюдаются. В течение 5 лет моих судебных тяжб из колонии я не мог добиться, чтобы наряду с адвокатом и моего родственника допустили в качестве защитника. Кроме того, я понял, что судьбой граждан Таджикистана в тюрьмах России должны заниматься и в правительстве Таджикистана, чтобы они добились, чтобы наших граждан не судили лишь по национальному признаку, а строго по закону и справедливости. Я еще хочу упомянуть о том, о чем говорят все наши сограждане, которых я встречал в колонии, при задержании или же во время этапа. Все говорят, что им в колонии не дают права напрямую связываться по телефону с нашим посольством или консульством в Москве. Переписка подвергается цензуре. За попытки сделать звонки, наказывали. Сам я два года находился в штрафном изоляторе за то, что пытался бороться за свои конституционные права, за то, что пожаловался в Европейский суд по правам человека. В связи с этим последний раз в марте 2014 года по приказу администрации колонии, меня избили, сломали нос и ребра.

Озоди: Собираетесь ли вы и сейчас, после выхода на свободу, бороться ради оправдания своего честного имени?

Наимджон Якубов: Да, я очень надеюсь. Европейский суд по правам человека и основным свободам в 2013 году коммуницировал мое дело против России, который признал в моем отношении нарушение 5 и 6 статей Европейской конвенции. В этом году, надеюсь, что оно будет рассмотрено по существу и будет вынесено окончательное решение.

Хиромон Бакозода, радио Озоди

Материалы по теме
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Наимджон Якубов надеется на Европейский суд

Наимджон Якубов надеется на Европейский суд
11.12.2016

Декабрь 2016 (190)
Ноябрь 2016 (565)
Октябрь 2016 (609)
Сентябрь 2016 (603)
Август 2016 (744)
Июль 2016 (608)
ГБАО, ДТП, Душанбе, Исфара, Культура, Куляб, МВД, МВД Таджикистана, Мегафон, Навруз, ООН, ПИВТ, Президент, Рахмон, Рогун, Россия, США, Согд, Таджикистан, Узбекистан, Хорог, Худжанд, Эмомали Рахмон, банк, бензин, встреча, выставка, конкурс, мигранты, налоги, наркотики, праздник, президент Таджикистана, сотрудничество, спорт, суд, туризм, фестиваль, футбол, экономика

Показать все теги
Реклама Правообладателям Контактная информация Новое на сайте Статистика

© 2011-2017 «Независимое мнение». Таджикский агрегатор новостей. Все новости Таджикистана на одном сайте.
Любое использование материалов приветствуется при гиперссылке.

Экспорт новостей Наши новости в Twitter Мы ВКонтакте Страница на Facebook

Ключевые слова: новости Таджикистана, Таджикистан новости сегодня, Таджикистан новости 2012, последние новости Таджикистана, новости дня Таджикистана, новости, Таджикистан сегодня, независимое мнение, экономика Таджикистана, политика Таджикистана, общество Таджикистана, депутаты, журналисты, СМИ