10.12 17:45
Привет, гость
Образцы тестовых заданий для абитуриентов Новые правила для ввоза сигарет
 

После смерти Нури и поговорить не с кем

15.08.2015, 10:32
Накануне девятой годовщины смерти Сайида Абдулло Нури, известный таджикский политолог Рашид Гани Абдулло рассказал корреспонденту «АП» о том, что было бы сейчас с ПИВТ, если бы был жив его прежний руководитель, в чем связь между Нури и книгой «Таджики», и с каких идей начиналось движение Исламского возрождения в Таджикистане.

- Рашид Ганиевич, как вы считаете, если бы сейчас был жив Сайид Абдулло Нури, в каком положении находилась бы ПИВТ?

- На мой взгляд, отношение к партии было бы несколько другим, потому что Нури пользовался очень высоким авторитетом как среди своих однопартийцев, так и среди высших эшелонов власти. Тот «курс терпения», который сегодня выбрал Мухиддин Кабири, практически идентичен политической линии самого Нури. Но благодаря высокому авторитету бывшего лидера его реализация сопровождалась сейчас с меньшими трудностями.

Как Нури стал авторитетной фигурой? Все начиналось еще в далекие 60-е годы, когда в таджикском обществе стала актуализироваться идея национального возрождения. В той или иной форме эти идеи имели хождение во все годы советской власти. Однако конкретным реальным политическим действиям, давшим толчок трансформации этого хождения в более насыщенный конкретный процесс, на мой взгляд, стало снятие с поста первого секретаря ЦК Компартии Таджикской ССР Турсунбоя Ульджабаева. Дело в том, что Ульджабаев развернул процесс интенсивного преобразования южных регионов страны в ведущий энергетический кластер страны, на базе которого становился возможным аграрно–промышленный подъем не только этих регионов, но и всей республики. За пять лет пребывания он сделал многое. Достаточно сказать, что большая часть того, что мы имеем сегодня в энергетике, было заложено в его время. К сожалению, многим представителям политической элиты республики деятельность Ульджабаева пришлась не по нутру.

Снятие Ульджабаева произошло в достаточно унизительной форме, а учитывая то, что большая часть, как сейчас бы сказали – креативного класса - его поддерживала, в обществе появилось недовольство. Недовольство усугублялось еще и тем, что новый руководитель Джаббар Расулов - абсолютно честный и скромный человек, был выдающимся менеджером, исполнителем, но не более того. При нем в республике усилились процессы, которые болезненно воспринимались обществом: например, целенаправленное ограничение сферы таджикского языка, развитие промышленности с опорой на массовое привлечение кадров из иных регионов СССР, которые получали преимущества при получении жилья. Все это вызывало негативные чувства внутри республики.

В публичном пространстве художественным отражением процессов брожения стал моноспекталь Махмуджона Вохидова «Разговор наедине». Постановка представляла собой чтение стихов Омара Хайяма и интерпретации их смысла. Таджикское общество восприняло его не просто как явление искусства, а как нечто большее; как некий призыв к возвращению к своим культурным корням, поэзии, языку. Похожее случилось и с книгой «Таджики». По сути, эта книга - фундаментальная, академическая работа по истории Центральной Азии. Но благодаря ее названию в республике она была воспринята как научная констатация факта, что история таджиков и ЦА суть одно и то же.

В религиозной среде тоже происходило нечто подобное. При Хрущеве усилилась борьба с религией, с традициями и обычаями. Эта борьба воспринималась как удар по религиозным и национальным истокам. Естественно, она не могла не вызвать соответствующую реакцию. На фоне всех этих процессов и зарождается движение, которое впоследствии стало известным как Движение исламского возрождения Таджикистана, а позже - ПИВТ.

- Каких идей изначально придерживалось движение Исламского возрождения?

- На мой взгляд, с одной стороны, оно придерживалось идей необходимости реформирования существовавшей традиционной системы религиозного образования, а с другой - восстановления связи с прошлым и построение будущего на твердом национальном фундаменте, органичной частью которого является ислам.

Особый акцент на реформирование системы традиционного религиозного образования был обусловлен тем, что в прошлые годы получение религиозного образования отнимало много времени; используемые методики не отличались большой эффективностью. Без осуществления соответствующей реформы говорить об исламском возрождении не приходилось.

Идеи политического противостояния властям у движения Исламского возрождения не было, но поскольку официальная среда была атеистической, любое религиозное направление было воспринято как политическое и не могло не быть подпольным.

В 1987 году Нури был приговорен к полутора годам лишения свободы. В его отсутствие, на фоне нарастающей деградации и ослабления советской государственности, у части последователей стали формироваться политические амбиции, побудившие их отойти от изначальной концепции. Но, будучи большим прагматиком, Нури понимал, что в сложившихся условиях противостоять таким тенденциям уже невозможно.

- Как все-таки движение оказалось втянутым в активную политическую деятельность?

- Начиная с конца 80-х, либерально ориентированные политики перешли на позиции фактического антикоммунизма и рассматривали всех, кто не поддерживал коммунистические взгляды, в качестве своих союзников. Советское государство стало размываться, национальные движения обрели возможность развиваться. Впрочем, национальное возрождение изначально планировали только в рамках СССР, никто не связывал его с независимостью. Первым идею возрождения и независимости поставил в один ряд Тохир Абдуджаббор, но это случилось позже. Причем, возрождение национальных идей было характерно не только для Таджикистана: оппозиция с национальными лозунгами появилась в большей части советских республик. Но, в отличие от наших соседей – Казахстана, Узбекистана, где их лидеры подхватили национальные идеи оппозиции и сами встали во главе этого процесса, а теперь считаются отцами - основателями своих государств, наши лидеры того времени не успели почувствовать тренд и перехватить инициативу. В итоге, в независимость Таджикистан вошел расколотым, началось политическое противостояние, а потом и война.

Когда в марте 1992 года руководитель таджикского парламента Сафарали Кенджаев публично «наехал» на министра внутренних дел Мамадаёза Навджувонова, его сторонники пришли к президентскому дворцу с протестом. Через несколько дней к ним подключились представители ПИВТ. Но, вот, что интересно: в 2003 году Мухаммадшариф Химматзода в статье, опубликованной им в сборнике, посвящённом 30-летию ПИВТ, отметил, что члены партии присоединились к протестам без его ведома.

В 2013 году Кабири прямо сказал о том, что ПИВТ дважды вовлекали в политические действия, которые не отвечали ее интересам, и негативные последствия которых она испытывает до сих пор.

- Когда наступил пик популярности Нури?

- До 1992 года Нури знали только в среде его последователей. Широко известным он стал после того, как возглавил Объединенную таджикскую оппозицию (ОТО). С началом официальных мирных переговоров он обрел статус государственного деятеля общенационального уровня.

Мне кажется, что в 1995 году во время первой встречи Эмомали Рахмона с Нури, которая прошла в Кабуле, было очевидно, что они договорились, достигли и политического, и человеческого взаимопонимания. Фундамент для этого был: во-первых, когда главой государства был избран Э. Рахмон, он объявил, что самой главной задачей для него является достижение мира. В свою очередь Нури крайне опасался повторения в Таджикистане афганского сценария затяжной войны. Во-вторых, ни Э. Рахмон, ни Нури не были фронтлайнерами в начале гражданского противостояния. Психологически им было легче договориться друг с другом, чем кому бы то ни было другому. К тому же для будущего мира складывалась благоприятная внешняя обстановка: в кои-то веки Москва и Вашингтон выступили фактическими политическими ко-спонсорами межтаджикского мирного процесса. Естественно, исходя из своих собственных интересов.

- Как вы думаете, по каким принципам Нури выбирал своего преемника?

- Этой задачей он озаботился давно. Принимая во внимание особенности Нури как руководителя, можно предположить, что он задался целью найти такого преемника, который обладал бы способностью работать в условиях открытой политической деятельности. Было важно, чтобы его не отягощал менталитет подпольщика и, тем более, полевого командира, чтобы он обладал хорошим религиозным и светским образованием, был экономически подкованным, разбирался в международных вопросах и владел несколькими языками. И самое главное, выступал за единство страны, без чего, как полагал Нури, невозможно было добиться исламского возрождения. Можно считать, что выбор Нури был оправдан.

- Тем не менее, вы считаете, что если бы сейчас партию возглавлял Нури, то она не оказалась бы в таком положении?

- Да, безусловно, потому что у Кабири просто не было времени завоевать тот авторитет, который был у его предшественника; к счастью, не было тех событий, в ходе которых Нури, в свое время, проявил себя. Конечно, у Кабири есть авторитет в партийной среде, особенно среди молодежи; у него был авторитет в парламенте, но в этих оценках необходимо обратить внимание и на такой аспект, как возраст. Кабири относительно молод. Большая часть представителей высших слоев власти намного старше, а мы живем в том регионе, где возраст имеет серьезное значение. Между людьми разного возраста у нас, как минимум, устанавливаются неравные отношения.

- Кроме миротворческой роли, которую Нури сыграл в ходе межтаджикских переговоров, что еще было таким же важным в его политической деятельности?

- Таджикистан на сегодня – это единственная республика в Средней Азии (Кыргызстан, где процесс создания устойчивой государственности ещё не завершился, не в счет), в которой действительно есть разные партии, и при этом крепкая государственность. Многопартийность - это огромный плюс для республики: он создает необходимый минимум позитивного имиджа, облегчающего получение поддержки от международных финансовых институтов. Многопартийность для нас такой же важный ресурс, как углеводороды у наших соседей по региону. И отчасти в этом заслуга Нури, потому что при нем, и при его преемнике, ПИВТ стала заметным и самостоятельным участником политических процессов в Таджикистане.
Источник: http://news.tj

ПИВТ    обсудить

Материалы по теме
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
После смерти Нури и поговорить не с кем

После смерти Нури и поговорить не с кем
10.12.2016

Декабрь 2016 (186)
Ноябрь 2016 (565)
Октябрь 2016 (609)
Сентябрь 2016 (603)
Август 2016 (744)
Июль 2016 (608)
ГБАО, ДТП, Душанбе, Исфара, Культура, Куляб, МВД, МВД Таджикистана, Мегафон, Навруз, ООН, ПИВТ, Президент, Рахмон, Рогун, Россия, США, Согд, Таджикистан, Узбекистан, Хорог, Худжанд, Эмомали Рахмон, банк, бензин, встреча, выставка, конкурс, мигранты, налоги, наркотики, праздник, президент Таджикистана, сотрудничество, спорт, суд, туризм, фестиваль, футбол, экономика

Показать все теги
Реклама Правообладателям Контактная информация Новое на сайте Статистика

© 2011-2017 «Независимое мнение». Таджикский агрегатор новостей. Все новости Таджикистана на одном сайте.
Любое использование материалов приветствуется при гиперссылке.

Экспорт новостей Наши новости в Twitter Мы ВКонтакте Страница на Facebook

Ключевые слова: новости Таджикистана, Таджикистан новости сегодня, Таджикистан новости 2012, последние новости Таджикистана, новости дня Таджикистана, новости, Таджикистан сегодня, независимое мнение, экономика Таджикистана, политика Таджикистана, общество Таджикистана, депутаты, журналисты, СМИ