03.12 18:42
Привет, гость
Образцы тестовых заданий для абитуриентов Новые правила для ввоза сигарет
 

Адвокаты Хатлона медицинским заключениям не верят

21.01.2013, 13:15
В течение последнего года вопросы о применении пыток стали предметом активного обсуждения правоохранительных органов, организаций по защите прав человека и средств массовой информации.

На что чаще всего жалуются адвокаты и как реально можно решить проблему отсутствия по-настоящему независимой судебно-медицинской экспертизы в стране?

Говорят адвокаты

В БОЛЬШИНСТВЕ случаев доказать факт применения пыток и жестокого обращения, а также другие подобные действия, в результате которых подозреваемому или обвиняемому наносится физический вред, практически невозможно. По мнению экспертов, основная проблема доказательства факта применения пыток заключается в несовершенстве заключений судебно-медицинской экспертизы.

В связи с этим председатель Коллегии адвокатов Хатлонской области Гулом Бобоев говорит: «Я вообще не верю судебно-медицинским экспертизам, в том числе и судебно-медицинской экспертизе Хатлонской области, так как в большинстве случаев одно их заключение противоречит другому».

В продолжение он добавил, что эксперты этих центров выдают такие заключения, которые нужны им самим. «Эксперт подготовит любое необходимое заключение следственному органу. У нас имеются конкретные факты, которые подтверждают наши слова», - сказал Бобоев.

По его мнению, медицинский осмотр при задержании подозреваемого также является противозаконным. Бобоев считает, что осмотр должен проводиться в присутствии защиты.

«В нашей практике задерживают подозреваемого и потом путем применения насилия и других незаконных средств берут у него первичные показания, а только потом при возбуждении уголовного дела приглашают адвоката. Ответственный врач, выдающий освидетельствование, прежде всего, должен спросить у подозреваемого или обвиняемого о происхождении следов насилия на его теле. Подвергался ли он избиению? К сожалению, на практике эти требования закона не выполняются. И это является основной причиной того, что при судебных заседаниях очень трудно доказать факт применения пыток. Иногда заключения судебной экспертизы и медицинского осмотра составляются так, что просто смешно», - добавил адвокат.

В качестве доказательства правозащитник привел пример из своей практики:

- Рассматривалось уголовное дело по части 4 статьи 200 УК РТ (незаконный оборот наркотиков в особо крупных размерах организованной группой) Тиллохуджи Муслимова, проживающего в Кумсангирском районе, и жительницы Бохтарского района Санавбар Гуловой. Они заявили, что подвергались избиению и до самого конца не отказывались от своих слов. Мы потребовали проведения судебной экспертизы. В общем, ее проводили трижды и трижды подследственные показывали следы избиений, однако во время судебного процесса появилось новое заключение, которое аннулировало три предыдущие экспертизы…

В результате, по словам Гулома Бобоева, суд приговорил невиновного человека к 9 годам лишения свободы. При этом не было установлено, кем была назначена последняя экспертиза и когда она была проведена. Также в судебном приговоре было отмечено, что сторона защиты не смогла предоставить никаких фактов по поводу невиновности обвиняемого или применения к нему пыток (!). «Я не понимаю, какие еще доводы мы должны были представить суду? Ну и как можно после всего этого верить заключениям судебно-медицинской экспертизы?» - задается вопросом Г. Бобоев.

Слова Бобоева полностью поддерживает и другой хатлонский адвокат Нурулло Маджидов.

- До заключения подозреваемого в изолятор временного содержания адвокату не разрешают отдельно встретиться с ним. Что говорят и как обращаются с ним там, нам остается неизвестно. Наши встречи проходят только в рабочем кабинете следователя и в его присутствии. В таком положении подозреваемый не может доверительно беседовать со своим адвокатом, - говорит он.

Что касается судебно-медицинских экспертиз, они, по словам правозащитника, в большинстве случаев проводятся на основании решения органов уголовного преследования. «И, к сожалению, во многих обстоятельствах заключения являются двусмысленными. Например, в первый раз приходят к заключению, что есть легкое ранение, которое не представляет опасности для здоровья, но через некоторое время представляют заключение о тяжелом характере причинения вреда и наоборот. У нас много таких примеров. Поэтому я, как адвокат, не верю судебно-медицинским заключениям», - заявил он.

Адвокат также отметил, что нередко факты физического насилия на теле подозреваемого или обвиняемого не регистрируются, и по различным поводам их задерживают в ИВС, для того чтобы их следы успели исчезнуть.

Нужны условия и законодательная база

НАЧАЛЬНИК Центра судебно-медицинской экспертизы Хатлонской области Садриддин Наджмиддинов не согласен со словами правозащитников.

- Экспертиза проводится по запросу следственных органов или обращения самих граждан. При ее проведении наши эксперты сначала у потерпевших спрашивают об обстоятельствах дела и потом осматривают их. После осмотра их ранений мы даем заключение. Случается и так, что новое заключение дается уже после лечения в медучреждениях.

По его словам, предположения о выдаче заключений экспертами центра по поручению работников следственных органов являются безосновательными, так как центр находится под постоянным контролем надзирательных органов и Министерства здравоохранения.

- Недавно центр посетили представители ООН по правам человека и удовлетворительно оценили нашу деятельность, - говорит Наджмиддинов.

Вместе с тем он отметил, что у них есть проблемы в техническом обеспечении. Поэтому «экспертизы, проведение которых представляется невозможным в областном центре, направляются в республиканский центр, и, соответственно, в этом случае заключения даются на основе их экспертизы», - добавил Наджмиддинов.

Проблемы в системе есть и чисто законодательные. По словам сотрудницы Центра защиты прав человека Парвины Наврузовой, «национальные законы у нас противоречат международным стандартам».

- К примеру, возьмем Уголовный кодекс. В статье 210 этого закона говорится, что потерпевший или свидетель добровольно проходят судебно-медицинскую экспертизу, а подозреваемый или обвиняемый по решению следователя вынужденно подвергаются этому. При этом в Стамбульском протоколе отмечается, что до проведения судебно-медицинской экспертизы должны учитываться мнения подозреваемого или обвиняемого, - говорит она.

П. Наврузова рассказала, что их центр провел исследование по состоянию судебно-медицинской экспертизы, медицинского осмотра при задержании и степени их соответствия законодательству.

- По результатам исследования выяснилось, что в большинстве случаев при задержании, по причине отсутствия врачей в ИВС, для проведения осмотра правоохранительные органы привлекают работников медицинских учреждений, в том числе травматологов и других специалистов. Однако эти действия не всегда идут в рамках законодательства. Во многих случаях работники милиции без соответствующих решений приводят задержанного в медицинский центр и, показав служебное удостоверение, вынуждают медицинского работника проводить осмотр, - говорит Наврузова. - Согласно Стамбульскому проколу, привлечение работников медицинских центров и других медицинских учреждений на самом деле является хорошей практикой, но это должно осуществляться в рамках закона.

- Здесь существует и другая сторона вопроса: врачи не имеют опыта проведения допроса и выяснения обстоятельства дела задержанного. Их необходимо для начала этому обучить.

Другая нестыковка заключается в том, что законодательством не установлено, как проводивший осмотр врач должен составлять документы, - отмечает П. Наврузова.

Сообщила специалист и о другой проблеме судебно-медицинских центров - нехватке кадров.

- В судебно-медицинских центрах страны работают всего 72 судебных эксперта, что совершенно недостаточно. Если, по Стамбульскому протоколу, судебная экспертиза задержанного, подозреваемого или обвиняемого должна проводиться в течение не менее 4 часов, то наши специалисты проводят экспертизу от 1 до 3 дней, объясняя нехваткой времени и ограниченными возможностями, - добавила П. Наврузова.

По мнению правозащитников, для предотвращения, своевременного выявления и доказательства фактов применения пыток государство, прежде всего, должно создать необходимые технические условия для судебно-медицинских центров и медицинских работников изоляторов временного содержания.

Должно быть пересмотрено и соответствующее законодательство. Кроме того, в стране должны создаваться независимые центры судебно-медицинской экспертизы, чтобы проведения экспертиз и судебных заключений стали прозрачными.
Источник: http://news.tj

обсудить

Материалы по теме
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Адвокаты Хатлона медицинским заключениям не верят

Адвокаты Хатлона медицинским заключениям не верят
03.12.2016

Декабрь 2016 (61)
Ноябрь 2016 (565)
Октябрь 2016 (609)
Сентябрь 2016 (603)
Август 2016 (744)
Июль 2016 (608)
ГБАО, ДТП, Душанбе, Исфара, Культура, Куляб, МВД, МВД Таджикистана, Мегафон, Навруз, ООН, ПИВТ, Президент, Рахмон, Рогун, Россия, США, Согд, Таджикистан, Узбекистан, Хорог, Худжанд, Эмомали Рахмон, банк, бензин, встреча, выставка, конкурс, мигранты, налоги, наркотики, праздник, президент Таджикистана, сотрудничество, спорт, суд, туризм, фестиваль, футбол, экономика

Показать все теги
Реклама Правообладателям Контактная информация Новое на сайте Статистика

© 2011-2015 «Независимое мнение». Таджикский агрегатор новостей. Все новости Таджикистана на одном сайте.
Любое использование материалов приветствуется при гиперссылке.

Экспорт новостей Наши новости в Twitter Мы ВКонтакте Страница на Facebook

Ключевые слова: новости Таджикистана, Таджикистан новости сегодня, Таджикистан новости 2012, последние новости Таджикистана, новости дня Таджикистана, новости, Таджикистан сегодня, независимое мнение, экономика Таджикистана, политика Таджикистана, общество Таджикистана, депутаты, журналисты, СМИ