17.10 15:02
Привет, гость
 

Кто стоит за памирской охотой?

05.04.2018, 18:01
Таджикский ученый рассказал, как республика сохранила архара.

В редакцию «АП» в ответ на материал «Молодой биолог из Таджикистана получил престижную премию имени Питера Капcтика» пришла статья от заведующего отделом экологии наземных позвоночных животных Института зоологии и паразитологии Академии наук, кандидата биологических наук, заслуженного деятеля Таджикистана Рустама Муратова. Мы печатаем ее с некоторыми сокращениями.

Как начиналась охота?

Шёл 1987 год. В стране во всю шла глобальная государственная программа под названием «перестройка». М.С.Горбачев с высокой трибуны съезда КПСС, провозгласил путь на демократию, гласность, открытое общество, перестройку системы советской экономики на коммерческие рельсы. В стране возникли мелкие коммерческие объединения (кооперативы), открылись представительства иностранных фирм, в том числе и туристических.

В то время в составе Таджикской ССР существовала огромная административная область ГБАО, которая целиком входила в пограничную зону. Попасть туда можно было только по специальным пропускам, вход и проезд для иностранцев был категорически закрыт. Именно на территории этой области, точнее в Мургабском районе, который занимает почти половину её территории и обитало уникальное высокогорное животное – памирский архар. Сейчас, в силу рекламных амбиций для иностранных туристов, его называют бараном Марко-Поло, отдавая дань человеку, венецианскому купцу, который согласно легенде первый привёз и показал европейцам его рога и шкуру.

Большая часть популяции архара сосредоточена на Памире, а также охватывает приграничные земли Кыргызстана, Китая, Афганистана. И в те годы этот географический квадрат был недоступен туристам – охотникам. Именно в 1987 году в ведомство под названием ЛХПО (Лесохозяйственное производственное объединение) «Таджиклес» и его подконтрольный объект – в республиканское общество охотников и рыболовов (РООР) стали поступать предложения о проведении охоты для иностранных туристов за валюту. Требовалось немало трудов и хлопот с согласованием, чтобы охота состоялась. И в Таджикистан, на Памир впервые приехали иностранные охотники и добыли первый трофей. Валюту, которую они заплатили московским фирмам – посредникам (Спутник, Интурист) преобразовали в то время в очень дефицитную, иностранную электронную технику (японские телевизоры, видеомагнитофоны и т.д.) привезли в Душанбе и затем раздали участникам охоты и продали через магазины. Выручка от охоты была весьма внушительной, и на следующий год были заключены новые контракты на продолжение этой охоты.

Как считали архара?

В то время, Академия наук республики, в лице директора Института зоологии и паразитологии (ИЗиП), член-корреспондента АН Тадж.ССР, доктора биологических наук Абдусалямова И.А. готовила к изданию первый выпуск «Красной книги Таджикской ССР». Для этого было разработано положение о Красной книге, утвержденное Советом министров республики, определен коллектив авторов, как среди ботаников, так и зоологов. Раздел «хищные и копытные млекопитающие» писал старший научный сотрудник Института, кандидат биологических наук А.И.Соков. При подготовке очерка по памирскому архару, в научной литературе не было данных о численности животных.

Наука зоология только-только начинала переходить от описательной зоологии, где констатировались факты регистрации того или иного животного, по различным географическим точкам и экологическим зонам, к проведению учетов численности животных, определению их количества и плотности популяций. По архару была информация Г.Н.Сапожникова: его численность на Памире порядка 70 тысяч голов. Позднее анализируя эту цифру, мы обратили внимание на то, что Сапожников провел учет численности архара на территории 3-х участков: недалеко от Аличура, в Рангкуле и вокруг озера Каракуль. Затем экстраполировал (перемножил) эти цифры на всю площадь ареала памирского архара в 2,7 миллионов гектаров и, при этом, не принимал во внимание, тот факт, что во многих местах, где пасся домашний скот (восточные районы, вокруг Мургаба и других населенных пунктов) архар практически исчез. Поэтому мы считаем, что эти данные были завышены, почти в 3 раза.

Соков при написании очерка в Красной Книге по архару приводил свои цифры в 25 тыс. особей, которая была более реальной, и забегая вперед, скажем, что это подтверждается современными учетами (Соков, 1988). Получалось, что за последние 12-лет после «учета» Сапожникова численность архара резко упала в 2,5 – 3 раза, и этот факт лёг в основу того, что памирский архар был занесен в Красную Книгу Таджикской ССР, как редкий вид, резко сокращающийся в своей численности.

Как появился Комитет?

Книга вышла в середине 1988 года и с этого момента, согласно действующему законодательству и принятому положению о Красной Книге, все животные, занесенные в неё, находятся под охраной государства и не подлежат какому либо использованию. В республике прекратилась охота на все виды животных, которые были включены в список редких и исчезающих видов. Исключением не стал и памирский архар. В последующие два года, всякая охота на него была закрыта, в том числе и для иностранцев. В компанию к нему попали такие виды копытных как бухарский олень, винторогий козел, бухарский горный баран (уриал), джейран, а также снежный барс, леопард, гиена, бурый медведь и другие.

К тому времени, в республике образовалось новое государственное – ведомство – Министерство охраны природы (в начале и в наше время, «Комитет»).

«Крестным отцом» его создания стал один из ярких государственных деятелей конца 20 века - Мунаваршо Назриев. Заслуга его заключается в том, что он создал сильную государственную структуру с широкими полномочиями контролирующего органа и привлёк в него очень сильных и квалифицированных специалистов и работников, к мнению, которых он прислушивался и не боялся принимать важные решения на государственном уровне. В то время, решение коллегии Министерства были обязательными для выполнения многих государственных структур, и впоследствии это сыграло решающую роль в судьбе популяции архара.

Заинтересованные фирмы и организации в проведении иностранной охоты в Таджикистане, вышли с предложением в Министерство охраны природы проводить охоту на архара, только для иностранных клиентов. Письмо это перенаправили в Академию Наук, и непосредственно директору ИЗиП, яростному защитнику охраны животных и противнику всякой охоты на краснокнижных животных академику Абдусалямову. До конца своей жизни этот ученый – зоолог был уверен в том, чтобы сохранить популяцию диких животных их надо только охранять. Система охраны природы к началу периода развала СССР уже не выполняла свои функции. Несмотря на охрану, в заповедниках и заказниках, редких представителей фауны, и в первую очередь копытных и хищных млекопитающих в нашей стране стало сокращаться поголовье винторогого козла, уриала, джейрана и других животных. А туранский тигр исчез как вид с лица земли и его последний экземпляр был добыт пограничниками и именно в заповеднике «Тигровая балка» в 1956 году.

Как проводили облет территории?

Помню при обсуждении этого письма в нашем отделе экологии наземных позвоночных животных все присутствующие в итоге пришли к единому мнению, что прежде чем открывать охоту на архара, необходимо узнать, а какова реальная его численность в природе, как популяция рассредоточена по территории его ареала.

Ответ был направлен в Министерство охраны природы республики и вскоре группу ученых от института пригласили во главе с Абдусалямовым на совещание по этому вопросу в Министерство.

После бурного обсуждения вопрос охоты на архара, где кроме «академиков» присутствовали все заинтересованные в охоте организации (ЛХПО, «Таджиклес», Республиканское общество охотников и рыболовов, туристические фирмы), все присутствующие согласились с доводами ученых об организации совместного учета численности памирского архара. Деньги на проведение учетов, а это весьма дорогое «удовольствие», выделили все заинтересованные организации. Получилась сумма, на которую можно было заказать вертолет для проведения учетов, но кроме архара решили заодно подсчитать поголовье уриала, бурого медведя и популяцию сибирского козерога.

Учет проводился на вертолетах усиленной модификации МИ-8 МТВ, способных летать и садиться на высотах до 6000 метров. Дозаправка вертолетов осуществлялась в Рушане, иногда в Хороге и Мургабе. В состав экипажа для проведения учетов, выбирались самые опытные пилоты, потому что это весьма рискованное мероприятие и приходилось работать в условиях высокогорья. Два раза экипаж и мы находились на грани катастрофы, и только опыт пилотов помог преодолеть все трудности.

Учеты проводились с 2 по 16 февраля 1990 года по следующей схеме: в кабину к экипажу садился один из нас с картой местности в руках и подсказывал командиру, какие места необходимо просмотреть. По бортам вертолета сидело по 2-3 учетчика с каждой стороны, которые фиксировали всех увиденных в иллюминаторе животных. В конце учета подводились его итоги, рисовалась карта обследованной территории, и составлялся акт о проведенном учете, куда вносилась информация обо всех встреченных животных, их количестве, по возрасту и полу, дата учета и состав участников. Команды учетчиков время от времени менялись, но только автор этих строк участвовал во всех полётах и составлял итоговые акты и в дальнейшем отчет по работе.

Попутно проводился отстрел волков, было добыто 9 хищников. Необходимо отметить, что это был первый, и пока единственный в истории Таджикистана столь масштабный проект по вертолетному учету диких животных и его итогом стало развитие нового, исторического подхода в деле охраны и рационального использования животных в Таджикистане.

Что было в итоге?

По итогам учета у нас в Институте зоологии и паразитологии материал был обработан и составлен большой отчет по нему.

Выяснилось, что учетами мы охватили территорию 2,4 миллиона гектаров или 94 процента всей территории обитания архара на Памире. Всего было подсчитано 8900 архаров, но с учетом возможных встреч на необследованных участках ареала (путем экстраполяции) – 9400. Эти цифры и вошли в отчет, как современная (на тот момент) численность архара на Памире.

Для обсуждения итогов учетов численности архара была созвана расширенная коллегия Министерства охраны природы Таджикистана, с приглашением всех заинтересованных сторон.

В конце отчета был приведен список разработанных учеными рекомендаций, состоящий из 19 пунктов. Здесь были указаны вопросы, касающиеся организации новых охранных зон, проведения ежегодных локальных учетов, научно-исследовательских работ, проведения биотехнических мероприятий, направленных на улучшение состояния популяции архара, борьбы с браконьерством и волками, организации работ по вольерному разведению архара. И только последний, 19 пункт говорил о том, что в Таджикистане при такой численности архара, в виде исключения, можно организовать ограниченную трофейную охоту в количестве 30 особей в год, только самцов старше 7-ми лет и на закрепленных землях для охот пользователями.

Коллегия министерства, после бурных и жестких обсуждений, на основании рекомендаций ученых, решила открыть охоту на архара в Таджикистане, и это было революционным событием, так как в то время в СССР подобных практик не существовало, когда на вид животного со страниц Красной книги открывалась охота.

В последствие это решение спасло архара от полного уничтожения, так как в период политической нестабильности, когда у населения страны оказалось много нарезного оружия, именно те люди, которые организовали трофейные охоты, встали на защиту архара на своих закрепленных за ними землях.

С тех пор прошло много времени. Из всей той команды, кто участвовал в учетах осталось всего 4 человека: Алихон Латифи, Р. Ибрагимов, Абдукадыр Маскаев и я.

За эти годы изменилось и совершенствовалось законодательство. Из организованных в то время 14 фирм по интерохоте, некоторые остались и работают успешно до сих пор. Общий лимит добычи архара постепенно достиг числа 85 особей в год. Трофейная охота на архара стала привычным мероприятием, хотя этот вид до сих пор включен в Красную книгу, но уже как уязвимый вид, а не находящийся под угрозой исчезновения.

Стоит упомянуть, что охотничьи компании с самого своего возникновения, наряду с государственными органами, тратили и тратят немалые средства на поддержание местного населения, через закупку продовольствия, топлива, медицинскую помощь и т.п.

Но самое главное, численность архара по последним учетам составляет 26000 голов (2012) и около 27000 (2018), т.е. она выросла почти в 3 раза, по сравнению с периодом СССР. Деньги, полученные от охоты, направляются большей частью в ГБАО и непосредственно в Мургабский район для нужд местного населения. В фирмах работает более 240 человек и большей частью коренного населения Памира.

Как «Ассоциация охотников Таджикистана» стала охранной организацией?

Разработанная и опробованная в Таджикистане система «охраны животного мира, через его ограниченное использование» жива и работает теперь по таким видам, как уриал, винторогий козел. Эту систему переняли и наши соседи из Кыргызстана, где охотничий бизнес также хорошо развивается. Но вот парадокс, коренным образом изменился подход у представителей охотничьих фирм, объединенных в «Ассоциацию охотников Таджикистана». Если лет 30 назад они занимались только охотой и охраной своих концессий, то в настоящее время они создали сеть вольерных хозяйств по разведению диких животных, при участии специалистов нашего института. Такие вольеры возникли в Дангаринском районе, в Шаартузе, Кабадияне, Пенджикенте и Мургабе. По сути дела «Ассоциация охотников Таджикистана» в лице своих членов, стала самой природоохранной неправительственной организацией в стране. Кроме охраны животных, на которых они охотятся, они стали разводить такие виды как архар, уриал, мархур, фазан и др. И это есть залог выживания тех видов животных, которые занесены в Красную книгу. Как ученый, я поддерживаю такой подход, к которому когда-то приложил свои знания и труд.

А теперь все же хотелось бы уточнить, что заставило меня взяться за перо?

«Новое – это всегда хорошо забытое старое» - в жизни это изречение часто бывает правильным. Несколько лет назад международная германская организация GIZ, аккредитованная в нашей стране, выполняла проект по копытным животным. Цель проекта – вовлечь местное население в охрану копытных млекопитающих на уровне местных общин. Проект закончился, и по его итогам они номинировали якобы новую систему охраны животных в Таджикистане через местные «общины». По сути дела это есть наша, национальная система охраны животных, через их ограниченное использование, с той лишь разницей, что местное население они называют словом «община». Но у нас в стране нет таких административных объединений, а вопросами владения земли ведают местные хукуматы. Но самое поразительное, что некоторые иностранные, да и наши, граждане на международных встречах и семинарах преподносят себя «первооткрывателями» и единственными специалистами по Таджикистану в вопросах охраны и рационального использования животных по нашей стране, «забывая» упоминать тех, кто и создал эту систему – то есть президента, государство, таджикскую науку и охотничьи компании.

В последнее время в информационном пространстве возникают дискуссии по поводу охраны природы (животного мира), и трофейных охот и их роли для государства и местного населения. Молодой специалист Халил Каримов, даже получил престижную награду на Международном уровне. Я очень рад за него и искрение поздравляю, так как лично знаком с ним. Однако, прочитав статью о вручении ему премии, я заметил некоторые несоответствия между тем, что я написал выше и тем как дело развития охраны краснокнижных видов в Таджикистане представлено в выступлении Каримова.

Во-первых, о том, что он сотрудник АН Таджикистана. Короткое время он работал у нас в институте, но ушел достаточно давно. Во-вторых, он не участвовал в становлении и работе по охране территории ни одной охотничьей компании. Какое-то время он сотрудничал с международным НПО «Пантера» (даже получил от них стипендию на проведение научных исследований), но сам никакой помощи, ни одной из охотничьих компаний или местному населению не оказывал. На самом деле все закончилось тем, что он ищет клиентов-охотников и становится посредником между ними и фирмами, проводящими охоту.

Эта статья, поэтому и призвана расставить все приоритеты в вопросе и отдать должное тем специалистам, которые выполняли свой гражданский долг и безвозмездно работали на благо охраны природы.

Материалы по теме
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Кто стоит за памирской охотой?

Кто стоит за памирской охотой?
17.10.2019

Октябрь 2019 (95)
Сентябрь 2019 (150)
Август 2019 (157)
Июль 2019 (174)
Июнь 2019 (218)
Май 2019 (99)
ГБАО, ДТП, Душанбе, Исфара, Культура, Куляб, МВД, МВД Таджикистана, Мегафон, Навруз, ООН, ПИВТ, Президент, Рахмон, Рогун, Россия, США, Согд, Таджикистан, Узбекистан, Хорог, Худжанд, Эмомали Рахмон, банк, бензин, встреча, выставка, конкурс, мигранты, налоги, наркотики, праздник, президент Таджикистана, сотрудничество, спорт, суд, туризм, фестиваль, футбол, экономика

Показать все теги
Реклама Правообладателям Контактная информация Новое на сайте Статистика

© 2011-2019 «Независимое мнение». Таджикский агрегатор новостей. Все новости Таджикистана на одном сайте.
Любое использование материалов приветствуется при гиперссылке.

Экспорт новостей Наши новости в Twitter Мы ВКонтакте Страница на Facebook

Ключевые слова: новости Таджикистана, Таджикистан новости сегодня, Таджикистан новости 2012, последние новости Таджикистана, новости дня Таджикистана, новости, Таджикистан сегодня, независимое мнение, экономика Таджикистана, политика Таджикистана, общество Таджикистана, депутаты, журналисты, СМИ