19.10 21:37
Привет, гость
 

Манфред Лоренц: «Таджикистан – моя первая любовь»

17.06.2017, 08:02
В Берлине на 89 году ушел из жизни профессор-востоковед, большой друг Таджикистана Манфред Лоренц.

Профессор Манфред Лоренц скончался в Берлине около месяца назад, но это печальное известие пришло в Таджикистан только сегодня.

Как сообщил «АП» по телефону сын профессора Дирк Лоренц, его отец покинул этот мир 25 мая 2017 года. Несколькими днями ранее он был госпитализирован в одну из берлинских клиник с жалобами на боли в печени, но врачи оказались бессильны ему помочь...

Профессор Лоренц считался в Германии одним из самых сильных востоковедов-иранистов, был большим знатоком таджикского языка и литературы, в 70-е и 80-е годы он переводил переговоры на высшем уровне руководителей ГДР на официальных встречах с лидерами Ирана и Афганистана.

Первый раз Манфред Лоренц посетил Таджикистан в далеком 1957 году, будучи аспирантом берлинского университета, и с тех пор его связывала с нашей страной крепкая дружба. Он являлся автором многих учебников по лингвистике, по которым несколько поколений студентов Берлинского университета им. В. Гумбольда изучали таджикский, персидский и другие языки. До последних лет профессор Лоренц посещал Таджикистан, имел здесь много близких друзей среди представителей местной интеллигенции.

В 2011 году в ходе своего официального визита в Берлин президент Эмомали Рахмон вручил Манфреду Лоренцу орден «Дусти» за его вклад в укрепление дружбы между нашими странами и народами.

«Азия-Плюс» выражает искренние соболезнования родным и близким профессора Лоренца, его многочисленным друзьям в Таджикистане. В память о нем мы публикуем интервью Манфреда Лоренца, которое он дал нашему главному редактору в далеком 1989 году.

«Таджикистан – моя первая любовь!»

В дни празднования юбилея основоположника таджикской советской поэзии А.Лахути гостем нашего города в числе других был давний друг Таджикистана, известный востоковед, профессор Берлинского университета им. В.Гумбольда д-р Манфред Лоренц. Ровно 30 лет прошло со времени его первого приезда в нашу республику.

Русский, таджикский-фарси, болгарский, осетинский, польский, курдский, латинский, арабский, пушту, санскрит – это неполный перечень языков, которыми владеет доктор М. Лоренц. Прекрасный собеседник, музыкант, играющий на нескольких музыкальных инструментах, отец троих сыновей, заведующий кафедрой подготовки переводчиков с персидского языка высшей категории дал интервью нашему корреспонденту.

- Профессор Лоренц, немецкая земля всегда славилась своими востоковедами. А как лично вы пришли в ориенталистику? Как произошло ваше первое знакомство с Таджикистаном?

- Я бы погрешил против истины, если бы сказал, что с детства мечтал заниматься Востоком. Скорее, наоборот. Но расскажу обо всем по порядку. После получения среднего специального образования я работал в школе учителем русского языка. Через четыре года поступил в Берлинский университет на отделение славянских языков. И все было хорошо, пока в 1953 году я вдруг не узнал, что у нас в университете открывается новое отделение – иранистики.

Не знаю, что тогда сыграло большую роль – моя вечная тяга к новому и загадочному или же чары восточной магии (смеется), но так или иначе после некоторых колебаний я перешел на новое отделение. Мне очень повезло. Нашим учителем стал известный иранский писатель Бузург Алави.

После окончания университета я поступил в аспирантуру, и встал вопрос о стажировке в одной из персоязычных стран. Но вы, наверное, знаете, что тогда, в 50-е годы, нашу молодую республику ГДР многие не признавали, и поэтому ни с Ираном, ни с Афганистаном у нас еще дипломатических отношений не было. О поездке туда не могло быть и речи.

Тут вдруг я узнаю, что в Советском Союзе есть республика, народ которой говорит на языке, очень близком к фарси. Это решило все проблемы. Вот так в 1957 году я впервые очутился на древней земле таджиков.

Не могу не вспомнить с благодарностью тогдашнего ректора университета С.А.Раджабова, а также моего научного руководителя, ныне покойного профессора Д. Таджиева. Новая жизнь меня тогда буквально поглотила.

Будучи стажером факультета таджикской филологии, я даже ездил на сбор хлопка. Не буду скрывать, поначалу было трудно – жара, пыль. Мои губы потрескались и начали опухать… Но, что интересно, сейчас я все это почти не помню. Это все осталось на заднем плане. Важным же было то, что я был там, сидел на земле, ел руками плов! Поймите правильно – это не было для меня экзотикой. Это была ваша жизнь, ваши обычаи, я хотел узнать их.

Я постоянно приставал к своим таджикским друзьям с вопросами: как делать это, как – то? Как вставать, как садиться, как пить чай? Кстати, с чаем произошел курьезный случай, лишний раз доказывающий, как важно знать национальные обычаи. Однажды нас с другом пригласил к себе бригадир. Угощение, как известно, начинается с чая. Выпил я пиалу, мне наливают снова. Выпил – опять наливают. Через полчаса я почувствовал: еще одна пиала чая – и будет плохо. Наклоняюсь к уху друга и говорю, что больше не могу. «Не пей и все, - отвечает он. – И вовсе не обязательно брать каждую протягиваемую пиалу!…». Да, хлопок был для меня большой школой.

- И много хлопка Вы собирали, профессор?

- О, это зависело от сорта хлопка! «Белого» хлопка я собирал больше, но платили за него мало, тонковолокнистого собирал меньше, стоил он рубль за килограмм – старыми деньгами! А если серьезно, то в первый же день я надел фартук и собирал, как все студенты. Вечером преподаватели сказали: «Ты что собираешь? Ты же аспирант!». Тогда я стал ходить и давать студентам ценные указания! (Смеется).

Именно тогда, в свой первый приезд я познакомился с творчеством С. Айни, А. Лахути, М. Турсун-заде, А. Шукухи, З. Шахиди. После возвращения в Берлин я подготовил и защитил кандидатскую диссертацию.

Через несколько лет - докторскую. Уже потом я побывал в Иране и Афганистане. Это очень интересные страны. И все же моя первая и самая большая любовь - это Таджикистан.

- Что Вам приходит на ум, когда вы слышите слово «Таджикистан»?

- Прежде всего, я вспоминаю своих друзей. Дружба и любовь – чувства всегда конкретные, они идут от частного к общему. Вспоминая дорогих мне людей, я думаю о горах, на которые мы вместе взбирались, о плове и манту, которыми меня угощали, о стихах, которые мы читали друг другу, о театре им. А.Лахути….

- Профессор, слушая сейчас, как Вы свободно и красиво излагаете свои мысли на таджикском языке, я думаю о некоторых наших молодых людях, которые не могут связать на родном языке и двух слов. Видный немецкий ученый-гуманист Вильгельм Гумбольдт, чье имя носит сегодня ваш университет, развил учение о языке как «выражении индивидуального миросозерцания народа», как о «формирующем органе мысли». В этой связи, не есть ли незнание языка своего народа утратой этого миросозерцания, невозможностью понимать его душу стремления, боль и радость? И если так, то не перерастает ли эта проблема из вопроса культуры индивидуума в проблему всего общества?

- На этот счет есть две точки зрения. В силу объективной экономической необходимости народы планеты все больше и больше сближаются. Некоторые ученые предсказывают, что экономический фактор, в конце концов, приведет к тому, что люди для удобства будут обращаться на одном языке, например английском или эсперанто, другие же языки постепенно отомрут. Это одно мнение. Оно вполне логично, и, думаю, будь человек существом менее сложной организации, так бы все и произошло.

Но в этом-то и вся загвоздка. Помимо материальных потребностей и логики у людей есть еще чувства, эмоции. С чем можно сравнить, к примеру, наслаждение, которое испытывает человек, возвратившийся на родину из длительной командировки и услышавший родную речь! Я считаю, что язык, впитанный с молоком матери, ничто не может заменить. Родной язык – это один из основных корней, связывающих человека с многовековым наследием его народа, питающий собственную нравственность человека.

Что касается незнания некоторой частью вашей молодежи своего языка, то, насколько я могу судить, у вас идет сейчас процесс роста национального самосознания. Я связываю это с перестройкой, происходящей в вашей стране. Помню, когда я приезжал в Таджикистан в начале 70-х, видел, что некоторые молодые люди говорят между собой на русском языке, считая это признаком высокой культуры. Знание других языков, безусловно, обогащает, но это отнюдь не значит, что можно пренебрежительно относиться к своему родному языку.

У вас есть богатые языковые традиции и надо их развивать. А условия для этого в вашей стране сейчас думаю, самые благоприятные.

- А как относится к процессу обновления, происходящему в нашей стране, немецкая молодежь?

- События, происходящие в Советском Союзе, имеют огромное значение не только для вас, но и для всего мира. Отношение к перестройке среди молодых немцев, на мой взгляд, неоднозначно. Однако ее влияние уже просматривается в повышении социальной активности, демократизации молодежной организации ГДР.

Вот один штрих. Недавно у нас в стране демонстрировался фильм «Покаяние», вызвавший большой резонанс. Однако в некоторых центральных газетах появились статьи, авторы которых утверждали, что «реанимация» проблемы «сталинизма» воспитанию молодежи ничего не даст. Лучше, мол, вместо этого освещать производственные и сельскохозяйственные темы. На молодежных собраниях, напротив, фильм обсуждался очень бурно, в редакции газет посыпались письма, молодые авторы которых не соглашались с «официальной» оценкой фильма, отмечали его огромную важность в формировании жизненной позиции молодежи, высокий уровень правды.

Проблема «сталинизма», по-моему, ещё не решена и такая реакция молодых мне представляется очень важной.

- И вопрос последний. Что бы Вы пожелали читателям нашей газеты?

- Таджикский советский писатель С. Айни сказал: «Ум без смелости неподвижен, смелость без ума опасна». Молодым читателям «Комсомольца Таджикистана» хочу пожелать, чтобы ум и смелость были присущи им всегда,

(«Комсомолец Таджикистана», 1989)

Материалы по теме
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Манфред Лоренц: «Таджикистан – моя первая любовь»

Манфред Лоренц: «Таджикистан – моя первая любовь»
19.10.2017

Октябрь 2017 (255)
Сентябрь 2017 (420)
Август 2017 (386)
Июль 2017 (501)
Июнь 2017 (416)
Май 2017 (447)
ГБАО, ДТП, Душанбе, Исфара, Культура, Куляб, МВД, МВД Таджикистана, Мегафон, Навруз, ООН, ПИВТ, Президент, Рахмон, Рогун, Россия, США, Согд, Таджикистан, Узбекистан, Хорог, Худжанд, Эмомали Рахмон, банк, бензин, встреча, выставка, конкурс, мигранты, налоги, наркотики, праздник, президент Таджикистана, сотрудничество, спорт, суд, туризм, фестиваль, футбол, экономика

Показать все теги
Реклама Правообладателям Контактная информация Новое на сайте Статистика

© 2011-2017 «Независимое мнение». Таджикский агрегатор новостей. Все новости Таджикистана на одном сайте.
Любое использование материалов приветствуется при гиперссылке.

Экспорт новостей Наши новости в Twitter Мы ВКонтакте Страница на Facebook

Ключевые слова: новости Таджикистана, Таджикистан новости сегодня, Таджикистан новости 2012, последние новости Таджикистана, новости дня Таджикистана, новости, Таджикистан сегодня, независимое мнение, экономика Таджикистана, политика Таджикистана, общество Таджикистана, депутаты, журналисты, СМИ