26.06 14:00
Привет, гость
 

Выброшенные за борт

12.06.2017, 14:03
Не было семьи – нет жилья, нет жилья – нет прописки, нет прописки – нет работы, нет работы – нет семьи. Почему в Таджикистане сироты вынуждены бомжевать?

«АП» не раз писала о проблемах воспитанников детских домов, которые после окончания школы или вуза остаются один на один со своими проблемами и о них просто забывают. Недавно в редакцию обратилась с письмом 60-летняя Сафарби Назарова, бывшая воспитанница детского дома, которая всю жизнь добивается от государства собственного жилья.

Люди «второго сорта»

«Я воспитанница детского дома Регара (ныне Турсунзаде), имею четверых детей, которые вместе со мной переносят все тяготы жизни и не бросают меня. Прошу вас помочь и написать о моей душевной боли в газете, так как в этом несправедливом мире я не смогла добиться правды», - так начинается крик души 60-летней Сафарби Назаровой. Она пишет, что до сих пор не может добиться от государства положенного ей по закону жилья, так как она – воспитанница детдома.

«Неужели у нас нет закона, который бы защищал наши права? Конечно же, есть, но он игнорируется чиновниками, сидящими в высоких креслах, которым совершенно безразлична судьба обездоленных сирот. Даже в советское время не смогла ничего добиться, - пишет апаи Сафарби. - И сейчас пытаюсь попасть на приём к кому-нибудь из чиновников, но меня нигде не принимают. Нас, детдомовцев, везде считают людьми второго сорта».

35 лет своей жизни Сафарби Назарова проработала водителем троллейбуса в ДЕПО №2 г.Душанбе, и вот уже пять лет, как ее выпроводили на пенсию. При этом жильем так и не обеспечили.

В настоящее время Сафарби Назарова временно проживает в квартире своих друзей, которые в настоящее время находятся в России.

Больше всего женщине обидно, что ей даже не выразили слова благодарности за многолетний труд, ведь все эти годы она проработала на благо государства. «А теперь само государство выкинуло меня за борт жизни, так как я никому стала не нужна. Очень прошу, помогите мне», - обращается в редакцию женщина.

Наказание за дебоширство

Мы решили встретиться с женщиной и поговорить о ее проблемах. Сразу после детского дома и окончания ПТУ апаи Сафарби устроилась работать водителем троллейбуса в Душанбинское троллейбусное управление. Как было положено в советское время, ее вместе с мужем, который, кстати, тоже воспитанник детдома, устроили в семейное общежитие. Там родились их четверо детей.

- С самого начала я добивалась в инстанциях выделения мне своей жилплощади, как и положено по закону, - рассказывает апаи Сафарби, - и потом, ничего не добившись, встала в очередь на получение квартиры по месту работы. Когда через несколько лет мне, наконец, сообщили, что скоро получу ее, директор предприятия выделенный ордер отдал своей знакомой, у которой жилищные условия были лучше, чем у нас. От негодования из-за такой несправедливости я ворвалась в кабинет начальника и избила его. Меня задержала милиция. Учитывая, что у меня малолетние дети, меня не посадили, но два года я была вынуждена выплачивать государству штраф, который составлял большую часть моей зарплаты.

По словам женщины, за эти годы они обращалась во многие инстанции, но везде ей только обещали.

В годы гражданской войны муж апаи Сафарби пропал без вести: ушел на работу и не вернулся. Всех детей ей пришлось поднимать самой.

Сначала приголубит, а потом…

- Никому из воспитанников детдома, которых я знаю, жилье так и не дали, - рассказывает Назарова. - Одна моя подруга до сих пор ютится в комнатушке общежития, остальные – без определенного места жительства. Потом говорят: детдомовские – воры, преступники… Правильно, потому что государство их сначала приголубит, пока они маленькие, а потом выкидывает.


Десять лет назад Сафарби Назарова снова пошла в хукумат по месту жительства и встала в очередь на получение жилплощади.

- Пять лет назад приходила комиссия из хукумата Сино, я тогда с семьей жила на съемной квартире, посмотрели мои жилищные условия, говорят: вы же хорошо живете. Я им объясняю, что это не моя квартира, я ее снимаю, так как нам негде жить, но они ушли, а мой вопрос так и не решился, хотя бы участок земли выделили, - рассказывает с негодованием женщина.

Выброшенные за борт
Герои одного из материалов «АП» Дилафруз Кенджабаева и Фотима Ганиева до сих пор не имеют крыши над головой


В апреле этого года Сафарби Назарова записалась на прием к новому мэру столицы, но ее принял его заместитель, фамилию его она не помнит.

- Он мне говорит: надо было не съезжать с общежития троллейбусного управления, кто ж тебе квартиру даст? А меня оттуда выпроводили на пенсию и попросили освободить жилплощадь, - объясняет женщина. - К тому же в двух комнатушках мне с моими взрослыми детьми жить было уже совсем тесно.

Пенсия у апаи Сафарбиби - 400 сомони, которых на жизнь, понятно, не хватает.

По словам женщины, хотя дети у нее уже взрослые, они не устроены в жизни: двое работают в России, тоже не имея своего угла, двое других живут со своими семьями с ней.

- Если хозяева квартиры, где я временно живу, захотят продать квартиру, я останусь на улице, вот чего я боюсь, - со слезами на глазах говорит Назарова.

Замкнутый круг

Не было семьи – нет жилья, нет жилья – нет прописки, нет прописки – нет работы, нет работы – нет семьи. В таком замкнутом круге живет большинство нынешних выпускников детских домов. По закону этот круг должно разорвать государство, но не всегда чиновники пытаются помочь круглым сиротам.

Мы уже не раз поднимаем проблемы воспитанников детских домов. Полтора года назад мы писали о бывшем воспитаннике душанбинской школы-интерната Алексее Антончике, который в течение нескольких лет безрезультатно ходит по различным инстанциям в надежде добиться полагающегося ему по закону жилья. Его попытки успехом не увенчались.

«Я круглый сирота, воспитанник детского дома, - писал Алексей. - Вместе со мной учились еще 20 сирот, и у всех этих ребят такая же проблема, как у меня. Как только мы вышли за стены родного интерната, остались на улице. Хотя в статье 35 Жилищного кодекса РТ сказано, что сироты имеют право на получение жилья вне очереди».

Из содержания письма выходит, что всем бывшим детдомовцам уже по 28-30 лет. И в течение вот уже двенадцати лет они живут где придется: у знакомых, друзей, в подсобках и общежитиях - нелегально, а некоторые и вовсе на улице.

Выброшенные за борт
Бывшие детдомовцы Александр Зорин и Павел Старатенко, ноябрь 2015г., АП


«Многие не могут устроиться на работу, так как не имеют прописки, - говорилось в его письме. - Без прописки не могут обратиться в медучреждения. Ребята не могут создать семьи и жить полноценной жизнью, о которой мечтает каждый. Так как в паспорте нет прописки, невозможно получить загранпаспорт, чтобы выехать из страны в поисках лучшей доли. Одним словом, замкнутый круг, из которого не вырваться без посторонней помощи. Причем это одна школа-интернат, которую ежегодно заканчивают по 50-70 сирот. Естественно, они пополняют ряды неблагополучных людей: становятся алкоголиками и бомжами. А ведь многие из них могли бы принести пользу родине, дороже которой у них ничего нет».

После окончания школы-интерната и получения специальности повара-кондитера Алексей с дипломом в руках оказался на улице. Три года без определенной работы и места жительства, он скитался по своим друзьям и знакомым. Хотел поступить на юридический факультет в РТСУ, сдал документы, но его попросили не суетиться, так как место уже занято…

С 2012 года Антончик регулярно обращается в различные инстанции за помощью, но никакого эффекта нет. Ходил на прием даже к вице-премьеру правительства, обращался в правозащитные организации. В 2013 году столичная администрация все-таки поставила его в очередь на жилье.

- Двенадцать писем на имя президента страны, три письма в хукумат Душанбе, в парламент страны - два письма, в Минтруда – два письма. Писал и в Конституционный суд, и в прокуратуру Душанбе, обращался в отдельные ведомства городской мэрии, даже написал обращение к президенту России. Но из всех инстанций одинаковый ответ: мол, мы в курсе вашей проблемы, направляем письмо в следующую инстанцию…

Сироты и инвалиды - на последнем месте

Другой бывший детдомовец Павел Старатенко тоже за неимением своего угла жил у разных людей. Последние девять лет работает дворником, получает пенсию по инвалидности - 213 сомони, плюс зарплату в 300 сомони. На месте работы ему выделили комнату, где он живет с двумя товарищами. Он платит за угол и за свет. В очереди на жилье в городском хукумате Павел числится за № 240 и надеется, что когда-нибудь придет и его черед.

Александр Зорин тоже «отказник». После детдома в 2002 году он окончил лицей, где обучался сапожному делу; его и несколько других воспитанников детдома отправили в городок Табошар Согдийской области, где обещали обеспечить жильем и работой. Но там их попросту «кинули», сказав, чтобы каждый сам о себе позаботился. Через два года он вернулся обратно. В настоящее время живет в подсобке одного госучреждения. За жилье платит своей работой, поэтому зарплату ему не выдают.

- Опыт работы у меня большой, знаю всю технологию обувного производства. Хочу поехать на заработки в Россию, но нет денег на дорогу, - с горечью рассказывает он. - Мне уже 31 год, старею, мечтаю обзавестись семьей, заботиться о детях, я ведь в детдоме вырос, хочу настоящую семью! Но если нет своего угла, о какой семье можно мечтать? Я тоже уже который год пишу в разные инстанции, но каждый раз Управление по распределению жилья столичной мэрии отказывает, мотивируя тем, что на балансе хукумата жилья нет.

В начале прошлого года в материале «Без кола и без двора» «АП» писала также о двух бывших воспитанницах детского дома – Дилафруз Кенджабаевой и Фотиме Ганиевой, которые 20 лет прожили в общежитии профессионально-технического лицея (в прошлом – ПТУ №30) г. Душанбе. После их оттуда просто выгнали, и теперь эти женщины со своими детьми бомжуют. Их многочисленные обращения никакого результата так и не дали. В общей очереди на получение жилья исполнительного органа власти района Фирдавси Кенджабаева числится за №1087, хотя в Жилищном кодексе сказано, что сироты имеют право на получение жилья вне очереди.

С 2013 по 2015 год очередь продвинулась всего на одного человека: в конце 2015 года Диле сообщили, что теперь она в длинной очереди нуждающихся числится за №1086, так как один из нуждающихся… умер.

Заместитель начальника управления анализа социальных проблем ЦСИ Дилором Рахматова в интервью «АП» несколько лет назад самыми уязвимыми в вопросе получения жилья назвала сирот:
- В период СССР столичное управление капстроительства (УКС) строило малогабаритное жилье в виде благоустроенных общежитий, где сироты получали однокомнатные квартиры.
Сегодня ничего этого нет - ни для сирот, ни для нужных специалистов, ни для инвалидов. Исключение составляют депутаты, сотрудники силовых структур, экономических ведомств и отдельных доходных предприятий, - отметила Рахматова. - Население вынуждено самостоятельно решать свои жилищные проблемы. Практически у нас не решается вопрос с обеспечением жильем сирот.

Ждем ответа от хукумата

По поводу помощи сиротам мы обратились в Министерство здравоохранения и социальной защиты населения. Как пояснил начальник управления соцзащиты населения Кудратулло Курбонов, централизованного органа, который бы помогал бывшим воспитанникам детдомов, в стране нет.

- У нас создан единый регистр малоимущих граждан, то есть единая база, куда мы вносим данные, которые получаем со всех 68 районов и городов республики. Это и одинокие пенсионеры, и женщины без кормильцев, безработные и т.д. Но из этого количества сколько именно сирот, мы не знаем. Мы не собираем такие данные, - говорит Курбонов.

По его словам, те из сирот, которые входят в список малоимущих, получают компенсации за оплату электричества и газа, а если это ветеран труда, то он имеет право на санаторно-курортное лечение. Также круглые сироты имеют право на бесплатное медицинское обследование.

Чиновник посоветовал для выяснения ситуации с обеспечением жильем обратиться в исполнительные органы государственной власти на местах всех 68 районов и городов республики, так как единых данных ни у кого нет.

На сегодняшний день мы обратились лишь в исполнительный орган госвласти г. Душанбе за общей цифрой по обеспечению сирот жильем. На момент публикации материала пришел ответ за подписью заместителя председателя города Мавсумы Муини: «В настоящее время исполнительный орган государственной власти г. Душанбе готовит Единый реестр в новой редакции». Что бы это значило, мы так и не поняли, как не понятно и то, будут ли нам предоставлены запрошенные данные или нет…

Что говорит закон?

Наконец, мы решили сами «поковыряться» в законах и узнать, что положено сиротам в Таджикистане по закону.

Минимальный размер пенсии круглым сиротам в Таджикистане варьируется от 156 (социальная пенсия) до 234 сомони ежемесячно. Выплачивается до совершеннолетия. Тем, кто ищет работу и временно зарегистрировался в качестве безработных в государственном органе по труду и занятости населения, выплачивается пособие по безработице в размере 250 сомони ежемесячно. Достигшие 15-летнего возраста по направлению госорганов по труду и занятости населения в первую очередь обеспечиваются работой за счет квот свободных рабочих мест в организациях. Закон сохраняет за выпускниками детских домов право на жилое помещение, которое отставлено им в наследство. Тем, кто не имеет жилья, выделяется участок земли и льготный кредит для строительства дома. Государство гарантирует бесплатную юридическую помощь по вопросам защиты их прав, свобод и законных интересов.

«Мы обязаны исполнять свою важную миссию в деле социальной защиты сирот, чтобы каждый из них чувствовал себя свободным и смог направить свои умственные и физические силы на реализацию стратегических целей государства» - президент Таджикистана Эмомали Рахмон на встрече с детьми-сиротами, 2013 год.


Для сирот предусмотрено бесплатное медицинское обслуживание, в том числе диспансеризация, оздоровление, систематические медицинские осмотры в государственных учреждениях здравоохранения. Они освобождаются от оплаты лекарств в пределах нормы – 40 сомони (действует только для сирот, проживающих в столице!), а также от оплаты услуг государственных медицинских учреждений (для всех сирот). Дети-инвалиды бесплатно обеспечиваются медицинским протезно-ортопедическим оборудованием, в том числе инвалидной коляской.

Для восстановления здоровья сироты имеют право раз в году на бесплатной основе пользоваться возможностями государственных спортивно-оздоровительных или санитарно-курортных учреждений.

Имеют право на бесплатный вход на культурные и спортивные мероприятия государственных учреждений, а также на посещение выставок и музеев, финансируемых полностью или частично за счет государства.


Имеют право на бесплатный проезд в районном, межрайонном, городском и междугороднем транспорте общего пользования (за исключением такси), а также на пользование железнодорожным и воздушным транспортом в порядке, определенном правительством.

Выпускникам детских домов законодательство гарантирует не только содержание и воспитание в образовательных, лечебных и иных учреждениях, но и специальную социальную поддержку.

«Откройте, люди, двери, я – ваш брат!»

«Конечно, все 9 лет государство тратит значительные средства из бюджета. Однако после окончания выпускникам сложно интегрироваться в новую жизнь. По сути, 14-15 летние подростки остаются один на один с взрослыми проблемами: поиска жилья, пропитания; прописки, без которой ни работы найти, ни водительского удостоверения получить... Почему бы нашим уважаемым депутатам не позаботиться о дальнейшей судьбе детдомовцев? Почему бы не выделить для круглых сирот квартиры, общежития, а также помочь ребятам в получении дальнейшего образования? Ребята и вправду талантливые и, главное, патриоты своей страны, которые желают служить своей родине, а в итоге гоняют ароба на рынках. Дети не виноваты, что остались без родителей, им нужна реальная поддержка общества!» - пишет один из бывших воспитанников детдома, комментируя сложившуюся ситуацию.

Но наряду с этими грустными историями встречаются и другие. Пять лет назад экс-глава Агентства по госфинконтролю и борьбе с коррупцией республики Абдуфаттох Гоиб взял под опеку пятерых курсантов-сирот. Один из них - Шахром Рахмонов, воспитанник школы-интерната Шахринавского района - окончил казахстанскую Академию финансовой полиции, работает оперуполномоченным отдела по борьбе с коррупцией в городском управлении по борьбе с коррупцией и временно проживает в общежитии текстильного комбината.

Как рассказал Шахром в интервью 2016 года, экс-директор Агентства по госфинконтролю и борьбе с коррупцией Рустам Эмомали обещал всех пятерых воспитанников детдомов обеспечить жильем.

Мы пока не знаем, чем закончилась эта история, хэппи-эндом или как всегда.

…В Таджикистане в настоящее время зарегистрировано 77 детских домов и школ-интернатов, где из 46,2 тысячи детей-сирот более 2 тысяч не имеют ни отца, ни матери. Это означает, что на подходе – следующие «проблемные».

Материалы по теме
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Выброшенные за борт

Выброшенные за борт
26.06.2017

Июнь 2017 (350)
Май 2017 (447)
Апрель 2017 (457)
Март 2017 (390)
Февраль 2017 (439)
Январь 2017 (613)
ГБАО, ДТП, Душанбе, Исфара, Культура, Куляб, МВД, МВД Таджикистана, Мегафон, Навруз, ООН, ПИВТ, Президент, Рахмон, Рогун, Россия, США, Согд, Таджикистан, Узбекистан, Хорог, Худжанд, Эмомали Рахмон, банк, бензин, встреча, выставка, конкурс, мигранты, налоги, наркотики, праздник, президент Таджикистана, сотрудничество, спорт, суд, туризм, фестиваль, футбол, экономика

Показать все теги
Реклама Правообладателям Контактная информация Новое на сайте Статистика

© 2011-2017 «Независимое мнение». Таджикский агрегатор новостей. Все новости Таджикистана на одном сайте.
Любое использование материалов приветствуется при гиперссылке.

Экспорт новостей Наши новости в Twitter Мы ВКонтакте Страница на Facebook

Ключевые слова: новости Таджикистана, Таджикистан новости сегодня, Таджикистан новости 2012, последние новости Таджикистана, новости дня Таджикистана, новости, Таджикистан сегодня, независимое мнение, экономика Таджикистана, политика Таджикистана, общество Таджикистана, депутаты, журналисты, СМИ