07.12 19:38
Привет, гость
Образцы тестовых заданий для абитуриентов Новые правила для ввоза сигарет
 

Зарина Юнусова, не бойся, мы с тобой!

27.11.2015, 11:56
Журналисты «АП» съездили в дом родителей Зарины Юнусовой – матери погибшего ребенка Умарали Назарова, чтобы поддержать ее и передать письма российских женщин.

Долгая дорога в Обигарм

Ранним понедельничным утром на служебной машине мы отправились в долгую дорогу - в Обигарм, где в настоящее время находится Зарина, мать умершего в России при невыясненных обстоятельствах пятимесячного Умарали. Ехали больше молча, так как повод у нас был невеселый. «Как живет сейчас Зарина, как ее самочувствие, ведь она нуждается в психологической помощи?» - эти вопросы не давали покоя всю дорогу до кишлака Бобои Вали Файзабадского района, на кладбище которого несколько дней назад было предано земле тельце маленького Умарали. Ребенка-мученика, который никогда уже при виде матери не улыбнется, не скажет ласкового «оча» (мама), не вырастет, а останется вечной скорбью и болью для Зарины. Хотя трудно представить горе Рустама - отца Умарали, думается, что для матери это трагично вдвойне. Перед глазами всю дорогу только и мелькало лицо Зарины, взорвавшее Интернет, ее взгляд, одновременно испуганный и опустошенный.

В густом тумане доехали до поселка Обигарм, что в 100 км от Душанбе. Позвонили, оказалось, что родительский дом Зарины находится дальше, километров пять нужно было ехать по горному серпантину еще выше – в кишлак Кандак.

Встреча

Обычная калитка, скромный домик с маленьким двором. Нас встретили мать и сестра Зарины, пригасили в дом. Скромно устланная курпачами комната, хозяйка с босыми ногами затопила печь. Мне казалось, прошла целая вечность, пока в дверях появилась Зарина. Маленькая, хрупкая девочка, на самом деле похожая на шестиклассницу. Боже, какое горе свалилось на ее хрупкие плечики!

Обняли, по-матерински поцеловали девочку-мать. Ее грустные глаза наполнились слезами, как только мы объяснили цель своего приезда. Всем своим видом она напоминала напуганного и ослабленного зверька, который только что выкрутился из силков. На родине, в родительском доме она хоть свободно задышала.

Отца Зарины дома не было – ушел на похороны к родственникам. Как сообщила мать Зарины – апаи Баргигул, на днях их с Зариной и мужем вызывали в МВД, там девушка написала объяснительную со всеми подробностями того дня, когда забрали малыша. Как уже потом удалось выяснить у адвоката Зарины, Мукаддас Абдурахмановой, это заявление в МВД обещали перенаправить российским коллегам. Тогда же у Зарины взяли анализ крови, но ни сама девушка, ни ее адвокат, которая присоединилась к семье чуть позже, не могут точно сказать, для какого анализа был сделан забор крови. По словам М.Абдурахмановой, которая, кстати, в качестве адвоката предоставлена таджикской правозащитной организацией, заявление Зарины передано в Следственное управление МВД Таджикистана. С чем связаны как само приглашение девушки в министерство, а также и новое заявление, выяснить на момент публикации не удалось.

Зарина Юнусова, не бойся, мы с тобой!

Не попрощалась

Мы попросили апаи Баргигул рассказать о своей семье. Оказывается, отец семейства, 50-летний Саидхуджа Юнусов, раньше работал техником на стройке в Рогуне, но попал в страшную аварию, стал инвалидом и уже 25 лет толком нигде не работает. В семье 9 детей: четыре сына и пять дочек. Зарина – пятый ребенок в семье.

- Зарина училась в школе до шестого класса, потом отец запретил ей ходить, - рассказывает мать. - У него после аварии нервный психоз, плюс тяжелые жизненные условия, поэтому девочкам дальше учиться не разрешил. А я думаю, девочкам учиться дальше обязательно, потому что никто не знает, что их ждет в будущем. Хоть бы двум младшим дочерям позволил закончить школу.

По словам апаи Баргигул, в настоящее время в России на заработках только старший сын, у которого уже своя семья, жена и трое детей. А жизненные условия, чтобы прокормить такую большую семью, в которой остальным сыновьям пора жениться, а дочерей готовить к замужеству, отсутствуют. Об этом можно даже судить по дому, где всего три комнаты.

- Как же вы жили и живете, раз не работает ваш муж и вы сами никогда не работали?- спрашиваем с изумлением женщину.

- На все воля Господа, карабкаемся по жизни как можем.

Со слов матери, Зарину выдали замуж в неполные 18 лет. Семья Рустама не является им родственниками и живет в другом кишлаке. Сейчас в доме мужа Зарины никого, кроме ее свекра, нет, поэтому родители девушки приняли решение, что дочь временно будет жить с ними.

- А ребеночка своего Зарина хоть видела, попрощалась с ним? – интересуемся мы.

Как оказалось, в последний раз Зарина видела своего малыша еще живым.

- Нет, - отвечает мать, - старейшины не разрешили. Внука ведь похоронили в спешке, месяц и два дня он находился в морге. Она и так напугана, столько пережила, сейчас местный мулла читает молитвы от испуга.

Не может Зарина также успокоить свое сердце и на могилке сына: по местным обычаям ей даже не показали место, где похоронен малыш.

Мы предложили Зарине психологическую помощь, потому что девушке необходим хороший специалист, который должен провести несколько сеансов. Зная, что в этом отдаленном горном селении вряд ли такой найдется, предложили девушке пожить у нас в Душанбе.

По словам матери, вряд ли такое возможно, так как без разрешения мужа Зарина не имеет права никуда уезжать.

- Рустам ежедневно звонит и справляется о здоровье жены, - говорит мать. - Но беспокоюсь за дочь, ведь пять лет депортации – это не шутка. Как она будет жить вдалеке от мужа, что с ней будет дальше? Она все так же плохо кушает, не оправилась после пережитого.

Письма

Мы рассказываем Зарине о письмах, которые прислали в редакцию русские женщины, передаем их. Она бережно несет их в другую комнату. Потом до нас доходит, что нужно их все-таки перевести на таджикский, чтобы она поняла их суть.

«Дорогая Зарина, меня зовут Таня, - начинаю зачитывать я и синхронно переводить. - Зарина, ваш сын умер не потому, что у него была инфекция, а потому, что его разлучили с вами. Мой ребёнок - самый маленький по весу из тройняшек - тоже должен был умереть с участием системы, но не умер. Я спасла. И теперь мне, как вернувшемуся с войны, так сложно говорить с матерью того, кто погиб. Ваш сын, Зарина, – герой! Он такой маленький, но оставил след в сердцах миллионов людей, и благодаря ему мир теперь может измениться…»

Боже, я не могу больше читать, ком в горле, слезы в глазах… В комнате все тоже плачут: Зарина, ее мать, сестра. Через некоторое время берусь за другое письмо.

«Наверное, Вы тоже в чем-то себя вините, Зарина. В том, что позволили чужим людям забрать у Вас Умарали. Или в том, что не смогли объяснить этим людям, которые пришли к Вам домой, что Вы и Ваш ребенок должны быть вместе. Не вините себя ни в чем. Вы не виноваты. Как-то мне сказали: "Бог дает испытания на земле тем, кого Он очень любит". Я не знаю, как все на самом деле. Но я верю, что Бог Вас очень любит… Я прошу Вас жить. Не поддаваться отчаянию. Не впускать в душу ненависть. Впрочем, мне кажется, что ненависть – это не про Вас. Вы мусульманка, а ислам – это религия мира и света, как и другие религии. Я желаю Вам мира и света…

Зарина, Вы, наверное, даже не представляете, как много людей хотят сказать Вам слова сочувствия. Ваша боль сделала многих людей в моей стране другими. Мы увидели, как ужасна государственная система разлучения матерей с детьми. В России такое происходит часто. Это страшная наша беда.

Мы плачем вместе с Вами, Зарина. Храни Вас Бог! С глубоким уважением и горячим сочувствием к Вам, Марина».

Зарина всхлипывает. Чувствую, как еще не зажившие раны ее сердца снова кровоточат, теребят душу. Но нельзя держать в сердце этот груз, надо выплеснуть свое горе наружу. Так учат психологи. Спешно зачитываю последнее письмо, от Марии Эйсмонт, российского гражданского журналиста.

«…Тысячи россиян смотрят на фотографии малыша Умарали и плачут. Но поверьте, его короткая жизнь не была напрасной, она была полна смысла: он заставил тысячи людей почувствовать боль, гнев и осознать всю несправедливость и бесчеловечность нашей системы и всю беззащитность людей перед ней, особенно детей. Умарали живет в сердцах многих людей, и в моем сердце тоже.

Они прогнали вас, и мы не смогли этому помешать. Простите. Мы не можем обещать, что мы победим эту людоедскую систему, потому что она очень сильная, а нас, противостоящих ей, не так много. Но обещаем, что будем с ней бороться изо всех сил. И не перестанем требовать, чтобы виновные в смерти вашего малыша были наказаны».


Мы показали ей не только письма, но и записи в соцсетях на телефоне. И рассказали, что их адвокаты в Петербурге намерены дойти до Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

Она долго рассматривала фотографии с митингов в поддержку дела Умарали и в ее грустных глазах на долю секунды засветился лучик надежды.

- Ты должна нормально питаться, спать, - успокаивали мы ее. - Тебе еще нужно много сил, чтобы бороться за справедливость. И ничего не бойся! Все женщины и матери, все - с тобой!

«Мы за Умара, и мы не сдадимся»

Между тем на различных сайтах и в соцсетях люди не перестают писать о трагедии семьи Назаровых, и это хорошо, хотя бы потому, что с депортацией потерпевшей Зарины Юнусовой могут «закрыть тему», а она должна поддерживаться активным гражданским обществом.

«Я все время пытаюсь представить, о чем бы я думала, будь я Зариной? Как бы я стала жить эти пять лет, в которые мне запрещено въезжать в Россию, то есть не видеть мужа, отца своего погибшего ребенка? Стала бы я вообще жить? Что бы я думала о людях, говорящих на другом языке и носящих не такую, как я, одежду, с которыми меня, 21-летнюю, так жестоко и больно столкнула судьба: одни забрали из рук ребенка, другие увезли его куда-то на машине «скорой помощи», третьи сказали, что он умер, четвертые – что это вирус и сама во всем виновата, а пятые потом еще приходили и с криком, силой, волоком тащили вместе с мужем на анализы, которые, по сути, уже ничего не изменят: малыш мертв», - пишет Катерина Гордеева в статье «Быть Зариной Юнусовой» в интернет-журнале «Такие дела».

17 ноября в соцсетях также появился новый лозунг «Я Зарина», под которым подписывались пользователи, которые не остались в стороне от трагедии семьи Назаровых.

А Мадина Магомедова недавно сообщила в «Фейсбуке», что получила разрешение на проведение в Мюнхене 5 декабря демонстрации перед зданием российского консульства.

«Смерть Умарали Назарова - это плевок на могилу моего отца, который боролся с фашизмом и дошел до Рейхстага не для того, чтобы сегодня убивать невинных младенцев. Не могу с этим смириться», - пишет она.

На страничке «Мы за Умара, и мы не сдадимся» в «Фейсбуке», которую открыл общественный активист и поэт Алексей Авганов, он просит подписать петицию на имя В.В. Путина, чтобы довести до конца дело Умарали.
Источник: http://news.tj

обсудить

Материалы по теме
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Зарина Юнусова, не бойся, мы с тобой!

Зарина Юнусова, не бойся, мы с тобой!
07.12.2016

Декабрь 2016 (124)
Ноябрь 2016 (565)
Октябрь 2016 (609)
Сентябрь 2016 (603)
Август 2016 (744)
Июль 2016 (608)
ГБАО, ДТП, Душанбе, Исфара, Культура, Куляб, МВД, МВД Таджикистана, Мегафон, Навруз, ООН, ПИВТ, Президент, Рахмон, Рогун, Россия, США, Согд, Таджикистан, Узбекистан, Хорог, Худжанд, Эмомали Рахмон, банк, бензин, встреча, выставка, конкурс, мигранты, налоги, наркотики, праздник, президент Таджикистана, сотрудничество, спорт, суд, туризм, фестиваль, футбол, экономика

Показать все теги
Реклама Правообладателям Контактная информация Новое на сайте Статистика

© 2011-2017 «Независимое мнение». Таджикский агрегатор новостей. Все новости Таджикистана на одном сайте.
Любое использование материалов приветствуется при гиперссылке.

Экспорт новостей Наши новости в Twitter Мы ВКонтакте Страница на Facebook

Ключевые слова: новости Таджикистана, Таджикистан новости сегодня, Таджикистан новости 2012, последние новости Таджикистана, новости дня Таджикистана, новости, Таджикистан сегодня, независимое мнение, экономика Таджикистана, политика Таджикистана, общество Таджикистана, депутаты, журналисты, СМИ