03.12 03:23
Привет, гость
Образцы тестовых заданий для абитуриентов Новые правила для ввоза сигарет
 

Я - пехотинец

30.04.2015, 18:55
Ветеран Великой Отечественной войны, полковник в отставке, дошедший в пехотных войсках до Берлина, Рахман САМАТОВ о том, каково это – жить в окопах, месяцами пить морскую воду, а потом все-таки стать победителем.

РАХМАН Саматович в свои 94 держится молодцом. Он встречает меня в полном обмундировании: еще у входа в квартиру слышу звон его многочисленных медалей. На столе, за которым мы проводим интервью, Рахман Саматович разложил все свои самые ценные документы: благодарности от Верховного главнокомандующего за освобождение Керчи, Тамани, Севастополя, Варшавы, за взятие Берлина, удостоверения к орденам и медалям. Тут же аккуратно разложена и газета «Правда» от 10 мая 1945 года с заголовком на главной странице «Мы победили». Его сын говорит, что Рахман Саматович каждый год проводит такую «выставку» дома: в конце апреля раскладывает документы, через месяц убирает. Только с каждым годом гостей к нему приходит все меньше.

- Рахман Саматович, где вы встретили 22 июня 1941 года?

- Знаете, перед тем как начать свой рассказ, я хочу, чтобы мы вспомнили о тех, кто не вернулся из боя. Каждый раз, когда я начинаю говорить о той войне, я обязан вспомнить о миллионах погибших, которые ценой своей жизни добились победы. Сколько осталось вдов и сирот, сколько физических и духовных калек, ты не представляешь! Это была страшная война, вы до сих пор не понимаете, какой страшной она была. И победа наша очень дорогая, помните об этом всегда.

Летом 1941 года у меня должен был быть дембель. С 1939 года я был военнослужащим срочной службы, которая проходила в Симферополе, и вот собирался домой. Не получилось. Я услышал первые выстрелы той войны. Наши симферопольские войска подчинялись Одесскому военному округу, а враг начал бомбить Киев, потом и Одессу, так что я сразу оказался в эпицентре войны.

- Было ведь страшно?

- Мы ничего тогда не понимали, нам было по 20 лет, тем более в самом начале войны была ужасная неразбериха. Советский Союз совершенно не был готов к войне, я все это видел своими глазами, у нас самолеты были фанерные, офицеров не хватало, вооружение - отвратительное.

Решили на скорую руку готовить офицеров: мы были сержантами, и нужно было за 2-3 месяца сделать из нас офицеров. Война - потери идут, давай офицеров. Так меня отправили в военное училище. Приехали – училище пустое, всех офицеров уже отправили на фронт, большинство из них уже погибли, и вот теперь нас начали готовить. Осенью 1941 года всем нам досрочно присвоили звания лейтенантов и отправили по частям и округам, я попал в Северно-Кавказский военный округ, в город Кировакан, тогда он так назывался. Приезжаю, там такая суматоха, не дай Бог! Солдаты прибывают эшелонами, а командиров нет. Солдат нужно встречать, размещать, одевать, кормить, формировать части, а некому этим заниматься. Нашли какого-то полковника в запасе, он построил всех прибывших военных, мы уже были в офицерской форме, а остальные еще в своей одежде. Подходит к нам, молодым офицерам, и говорит: ты будешь командиром штаба полка, ты – заместителем, и т.д. А мы ведь только-только стали офицерами. Но ничего не поделаешь – война.

Потом я приболел, отправили меня в Боржоми, оттуда - в Тбилиси и уже из Грузии на фронт, в город Новороссийск. За год фронт дошел до Новороссийска и встал по всему СССР.

- И тут вы получили свою первую благодарность за освобождение Тамани?

- Тут вообще советские войска впервые получили благодарность, потому что это был первый успех Красной армии. Там же я стал свидетелем героической гибели пятисот десантников-добровольцев. Чтобы освободить Новороссийск, нужно было высадить десант, на фронте объявили: кто хочет участвовать? Согласились боевые моряки, 500 человек, все здоровые, молодые ребята, красавцы! И вот десант высадили – неудача, противник силен. За двое суток почти все эти 500 человек погибли.

Противник бил нас с суши, за нами была вода, на участке примерно в 4-5 километров мы создали плацдарм, а т.к. эта территория хорошо просматривалась врагом, принялись рыть окопы. Войск на этом участке собралось – море, ты не представляешь! И вот под землей вырыли целый город: по всему плацдарму до самой пристани. На поверхность вообще не выходили – все делали под землей: обед варили под землей, в туалет ходили под землей. Война научит всему.

Пресной воды у нас не было, потому что ближайший колодец был под прицелом врага, все пили только морскую воду. Ночью к пристани подходили катера, чтобы подвезти продовольствие. Привозят, и быстрее нужно разгрузить продукты, потому что враг стреляет, потери идут, как попало хватают, лишь бы успеть, а потом целый день созванивались и спрашивали друг у друга: «У тебя что?», «У меня мука, а у тебя?», «У меня жир». И вот так целый день таскают продукты по траншеям, собирают, чтобы приготовить обед. В траншеях мы выкопали лахаты (ниша в стене мусульманской могилы, – прим. авт.) и в них спали, как покойники. Да мы и были потенциальными покойниками, никто ведь не знал - будет завтра жить или нет. Но вот я выжил и даже Берлин штурмовал.

- Рахман Саматович, расскажите про штурм Берлина. Как это было? Как вели себя люди, как вы себя чувствовали?

- Знаете, сколько там было войск – эге! Миллионы разъяренных, вооруженных до зубов мужиков, солдат, которые намучились в этой войне, многие из них уже получили вести о смерти близких от рук врага. Ненависти к врагам было много, мы ведь видели, что они делали с нашим гражданским населением, мы понимали, что они могли уничтожить весь советский народ. Зная это все, командование приказало ни в коем случае не трогать гражданское население. Но не помогли эти приказы, чего скрывать? Кого увидели на улице – очередь из автомата, и все – нет никого. Все жители Берлина нас дико боялись, сидели в подвалах. Но солдаты заходили туда, немцы стоят с поднятыми руками, а по ним автоматной очередью. Конечно, не все так делали, но было, часто было. Понимаете, сыновья, мужья, отцы тех, кого мы встретили в Берлине, убивали, страшно убивали наших женщин, детей и стариков. Невозможно было остановить ненависть, все в ней тонули. Вот во Франкфурте был случай: идут советские войска, к ним навстречу вышли девушки – пленные, наши – из Беларуси, Украины и кричат им: «Спасители», а солдаты отвечают: «Встречаете нас, сволочи, предатели, а вчера бомбы делали, чтобы нас убивать». И раз, автоматной очередью по ним.

Командование наказывало за это, но за всеми не уследишь. Много крови было пролито, много ненависти, поэтому 9 мая, когда все это прекратилось, это самый большой праздник. Иногда мне кажется, что вы не понимаете, что такое Победа. Поэтому просто каждый раз в этот день, просто вспомните всех погибших. Все эти миллионы.

- Знаю, что вы были парламентером в Берлине. Как вы договаривались с немецкими войсками?

- Был. Мы второго мая взяли Берлин, уличные бои шли, стреляем друг в друга, враг не сдается, у них тоже приказ. И вот там была одна крепость, где противник засел, держат оборону – война ведь еще идет. Стреляли друг в друга, стреляли - устали. Наше командование решило отправить к крепости парламентера и переводчика, в каждом полку уже был переводчик. А надо сказать у немцев во время войны был приказ: никаких парламентеров не принимать, никаких переговоров не вести, во всех стрелять. Наши об этом знали, но все равно отправили, мол, скажите, пусть сдаются – надоели, чай, не 41-й год. Ну, что делать, получен приказ – выполняй, пошли к крепости с белым флагом, сказали, чтобы сдавались. Они стрелять не стали, сказали: сейчас, дайте время, чтобы собраться, выйдем сдадимся. Вышли все, оружие отдали, а мы их в плен. Приказ выполнен.

- Рахман Саматович, почему на стенах Рейхстага не написали, что тут был Сталинабад?

- Ну, во-первых, я из Ура-Тюбе, Исфара сейчас называется. А во-вторых, у каждой воинской части был свой участок Берлина, который нужно было брать. Мне Рейхстаг не достался. Мы, конечно, потом ходили смотреть на красный флаг над ним, но как-то не до того было: столько лет в горах, в лесах, в холоде, в голоде, устали мы тогда.

- Когда вы были на войне, кто у вас оставался в Таджикистане? И как они жили, какие новости от них приходили?

- Плохо жили, война есть война. Тем более, на фронте у меня погиб младший брат – Манон. Я уже был на фронте, когда мне пришло от него письмо: «Я служу разведчиком». Помню, я тогда сразу понял: дело плохо, не выживет. И вот получил я от него только одно письмо, а потом написал командиру части, чтобы узнать о его судьбе. И мне ответили: «Ваш брат Манон героически погиб на боевом посту». Ему было 18 лет. Дома осталась сестра, она мне всю войну писала, и родители. Я им помогал: отправлял всю зарплату, вернее, они за меня ее сами в Таджикистане получали, я только расписывался за 700 рублей в месяц.

- Скажите, а вы видели ошибки командования, были с чем-то не согласны?

- Как мы, военные офицеры, могли быть с чем-то несогласными? Не могли себе такого позволить, получил приказ – выполняй, много не думай.

Другой вопрос, мы сначала видели, что сильно уступаем врагу. Я же говорю, у нас самолеты были фанерные! Наши винтовки были с пятью патронами, а у немцев - автоматы. Когда взяли первых пленных, мы обалдели от их экипировки: у них с собой были даже пакеты с минеральной водой! А мы голые начали войну, но победили. Причем в Берлин почти вся Красная армия пришла уже в немецких сапогах, они были удобнее. Был такой, наверное реальный, анекдот на войне: попадает в плен советский солдат, пытается с помощью кресала прикурить – не получается. Подходит немец, протягивает ему газовую зажигалку, советский солдат дунул на нее и потушил, сидит дальше копается с кресалом. Наконец зажег. Немец – ра-а-аз, и тоже дунул, а кресало только лучше стало гореть, он еще дунул – оно еще больше разгорается. И наш солдат ему говорит: «Твою зажигалку быстро мы затушим, а наше кресало тронули – вот теперь получай пожар».
Источник: http://news.tj

обсудить

Материалы по теме
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Я - пехотинец

Я - пехотинец
03.12.2016

Декабрь 2016 (53)
Ноябрь 2016 (565)
Октябрь 2016 (609)
Сентябрь 2016 (603)
Август 2016 (744)
Июль 2016 (608)
ГБАО, ДТП, Душанбе, Исфара, Культура, Куляб, МВД, МВД Таджикистана, Мегафон, Навруз, ООН, ПИВТ, Президент, Рахмон, Рогун, Россия, США, Согд, Таджикистан, Узбекистан, Хорог, Худжанд, Эмомали Рахмон, банк, бензин, встреча, выставка, конкурс, мигранты, налоги, наркотики, праздник, президент Таджикистана, сотрудничество, спорт, суд, туризм, фестиваль, футбол, экономика

Показать все теги
Реклама Правообладателям Контактная информация Новое на сайте Статистика

© 2011-2015 «Независимое мнение». Таджикский агрегатор новостей. Все новости Таджикистана на одном сайте.
Любое использование материалов приветствуется при гиперссылке.

Экспорт новостей Наши новости в Twitter Мы ВКонтакте Страница на Facebook

Ключевые слова: новости Таджикистана, Таджикистан новости сегодня, Таджикистан новости 2012, последние новости Таджикистана, новости дня Таджикистана, новости, Таджикистан сегодня, независимое мнение, экономика Таджикистана, политика Таджикистана, общество Таджикистана, депутаты, журналисты, СМИ