09.12 16:41
Привет, гость
Образцы тестовых заданий для абитуриентов Новые правила для ввоза сигарет
 

Точка невозврата

20.11.2013, 19:32
Этот текст был написан до событий в московском районе Бирюлево. Однако вопросы, поставленные в нем, после бирюлевского погрома стали только актуальнее. В России – главным образом в Москве и Московской области - живет и работает более миллиона граждан Таджикистана. Среди них сложно найти человека, планирующего остаться здесь навсегда, тем не менее домой возвращаются только единицы. Корреспондент «За рубежом» Рухшона Сафарова — о том, как живут таджики в России и что тем временем происходит у них на родине.

Умед Т.* успел поработать в Москве и на стройке, и на мойке, и в охране. Пришлось как-то даже сняться в российском сериале. Кино — смесь драмы с детективом - снимали про Черкизовский рынок. Умеда одобрили на роль таджикского гастарбайтера. В первый день съемок его отправили в вагончик и велели «переодеться в таджика». «В таджика» для него означало в национальный стеганый халат чапан и расшитую тюбетейку. На деле Умеда и еще нескольких «актеров», среди которых были узбеки и киргизы, нарядили в темно-синюю робу и резиновые сапоги. «Это же костюмы грузчиков, а они - вообще не таджики», - сказал он костюмерам. «Да какая разница», - ответили ему.

- Вся беда в том, что россияне ничего не знают про нас. Кто мы, чего хотим, зачем тут живем и почему не едем домой, - говорит Умед.

Таджикская мечта

По разным оценкам на территории России сейчас проживает более миллиона граждан Таджикистана. Каждый год, несмотря на облавы и депортации, это число растет. По данным неправительственных организаций Таджикистана, занимающихся проблемами миграции, более 80% выпускников местных средних школ на вопрос о своих планах с уверенностью отвечают: «уехать в Россию». Еще процентов 15 мечтают уехать в Америку или Европу. Курс на Москву в основном берут выходцы из сельской местности, знающие о русских по рассказам старшего поколения и с трудом понимающие русскую речь. О Западе же мечтают дети городские, с европейским типом мышления.

Главный доход республики — это денежные переводы мигрантов, сумма которых (примерно $3,5 млрд) давно превышает таджикский госбюджет. В России мигранты стараются экономить на всем: на жилье, на еде, на одежде, лишь бы отправить домой побольше. Впрочем, несмотря на все старания, высылать родным удается не больше 40-50% от всего заработка. Цель всех лишений — возможность сыграть детям свадьбы, дать им образование, обеспечить жильем и после всего этого вернуться на родину и спокойно встретить старость. Но «таджикская мечта» сбывается далеко не всегда.

- Меня на родине не было 10 лет, теперь там все изменилось, - рассказывает Мавджигуль С. - Сын съездил домой, вернулся, говорит: «Мама, моих друзей там нет, молодых вообще нет, работы нет, одни старики и женщины сидят. Что я там будут делать? Надо мне гражданство российское получать».

Родина Мавджигуль - маленький городок, расположенный высоко в горах таджикского Памира, в котором на все улицы только один светофор, да и тот не всегда работает. Когда-то Мавджигуль работала там медсестрой, а ее муж преподавал в школе историю. Потом муж устал вести хозяйство на свою маленькую зарплату, плюнул на все и поехал в Москву работать на стройке. Жить стало легче. Чтобы было еще легче, к нему присоединилась супруга. Сначала без детей, а когда появилась какая-то стабильность, в Москву привезли и сына с дочерью. Дети выросли здесь.

Мавджигуль работает семь дней в неделю: с понедельника по пятницу убирает офисы в Гостином дворе, а два законных выходных тратит на уборку квартир москвичей, уезжающих на дачи. Статей расходов у семьи много: родителям надо каждый месяц отправить денег, за аренду квартиры заплатить, дочь второе высшее образование получает, внук растет, а теперь еще и гражданство сыну нужно оформить.

- Я очень хочу вернуться домой, родина есть родина, а вот дети ни за что не хотят - они здесь привыкли, - признается Мавджигуль. - Даст бог, получат российское гражданство, найдут себе работу по специальности. Они отлично говорят не только по-русски, но и по-английски. Я уверена, у них здесь все получится.

Кстати, большинство сегодняшних мигрантов прилагают все усилия, чтобы их дети получили высшее образование именно на территории России. Но конкурировать с местными абитуриентами выходцам из стран СНГ сложно, приходится идти на те специальности, которые пользуются меньшим спросом у россиян - в основном технические или связанные с точными науками: физикой, математикой, биологией. Как раз те, в которых современная Россия уже сейчас испытывает колоссальный дефицит.

Китайский вариант

Таджикистан на востоке граничит с Китаем. Большая часть иностранных инвестиций в республику имеет китайское происхождение, таджикский долг перед КНР составляет более 50% ВВП страны, ни один таджикский крупный бизнес не обходится без китайского участия. Более того, в 2011 году правительство Таджикистана официально передало КНР часть своей территории в высокогорье Памира.

- На севере Таджикистана была сконцентрирована промышленность республики, и в советские годы большая часть местного населения работала на заводах и фабриках, - рассказывает Умед Т. - Но потом Союз развалился, и предприятия стали постепенно закрываться. Вот так мы и остались без работы. Многие, пытаясь выкарабкаться, занялись торговлей. Но в последние годы стало сложно: появились китайцы. Конкурировать с ними невозможно - они лучше ориентируются у себя на рынке, откуда в Таджикистан ввозятся товары, к тому же у них гораздо больше денег. Многие таджики вынуждены сворачивать свой бизнес и приезжать на заработки в Россию.

Сложно конкурировать с китайцами и в других отраслях. Китай предоставляет Таджикистану крупные кредиты на создание инфраструктуры, но у этих инвестиций есть свои особенности: на стройках работают исключительно китайские рабочие и используются только китайские технологии. Граждане Китая приезжают в Таджикистан на созданные китайским правительством рабочие места, а когда строительство заканчивается, республику покидать не спешат: здесь полно свободных рабочих мест, ведь все таджики трудятся в России.

- Вот поэтому-то возвращаться я пока не планирую, - говорит Умед. - Там, где я смогу работать — низкие заработки, а там, где можно хоть что-то заработать, уже сидят китайцы.

Сейчас головная боль Умеда - вернуть депортированную супругу из Таджикистана в Россию. Она учитель русского языка и литературы, в Москве работала уборщицей.

- На родине жена получала в месяц где-то $100, - говорит он, - а здесь за работу уборщицы ей платили в десять раз больше.

О моральной стороне вопроса Умед предпочитает не говорить: сам когда-то был учителем с двумя высшими образованиями, соавтором таджикских школьных учебников. Сейчас работает охранником в магазине.

- Хотели сэкономить: жена должна была уехать домой через три дня - решили, не продлевать регистрацию, - рассказывает он. - Но по закону подлости попали под проверку миграционной службы, и жену депортировали.

В Таджикистане супруга Умеда снова вернулась на работу в школу. Звонит ему каждый день и рассказывает, что осенью и зимой уроки начинаются не в 8 утра, а позже, с восходом солнца. В Таджикистане уже 20 лет продолжается энергетический кризис: нет ни электричества, ни газа, ни отопления. Особенно сложная ситуация в регионах - там в холодные месяцы свет дают только по несколько часов в сутки. Вот и приходится супруге Умеда дожидаться с учениками солнечного света в холодных классах, а еще, как в советские времена, выезжать на сбор хлопка. И, конечно, тяжело жить вдали от мужа, даже несмотря на то, что сегодня так живет большинство таджикских женщин.

- Сын не должен расти без отца, у него перед глазами всегда должен быть пример, чтобы самому стать настоящим мужчиной. А сегодня получается так, что наших сыновей воспитывают женщины - это до добра не доведет, - говорит Умед.

Ничего не изменится

Россия ежегодно определяет квоты на привлечение иностранной рабочей силы, но, как правило, число гастарбайтеров в 3-4 раза превышает потребности, о которых заявляют российские власти. Большинство мигрантов о существовании рабочих квот мало что знают; они приезжают сюда исключительно по приглашениям своих родственников.

Акбар А. приехал в Москву шесть лет назад. Он толком не знал русского, а приехал сюда только потому, что двоюродный брат обещал устроить на работу. Обещание свое брат сдержал, и Акбар начал работать мойщиком автомобилей. Он говорит, что за зарплату, которую ему предложили на новом месте, готов был работать сутками. Шутка ли: в Таджикистане перебивался случайными заработками и имел не больше $200 в месяц, а здесь стал получать $1000. Старания его скоро отметили: у Акбара появился постоянный клиент, который доверял мойку своего автомобиля только ему и платил хорошие чаевые. Так продолжалось полгода, пока этот клиент не пригласил Акбара работать в только что открытой, уже своей автомойке. Тот согласился, тем более что новый работодатель попросил его набрать свою команду мойщиков.

- У меня в Таджикистане куча родственников без работы сидят - конечно, я сразу позвонил им и сказал, чтобы приезжали, - рассказывает он. - В итоге собралось 18 человек, я им объяснил, что к чему, так и работаем до сих пор.

Теперь Акбар занимает на этой мойке должность администратора. Он здорово разбирается в бизнесе и является доверенным лицом владельца предприятия. Большинство его подчиненных - таджики: на работе они слушают национальную музыку, болтают между собой исключительно на родном языке, вместе живут, вместе ходят в мечеть по праздникам, вместе ездят домой на время зимних каникул, вместе оформляют кучу документов, которые нужны для работы в России. Те, кто здесь уже давно, вводят в курс дела вновь прибывших. Те, кто знает русский язык, помогают тем, кто им не владеет.

На вопрос о том, не беспокоит ли его возможность введения виз между Россией и некоторыми странами СНГ (Владимир Путин в начале октября высказался против этой идеи, но потом произошли события в Бирюлево, и тему вряд ли стоит считать закрытой), Акбар отвечает так:

Это не страшно. Разрешение на работу продают, регистрацию продают - и визы будут продавать. Ничего не изменится.

*Герои материала, первоначально давшие согласие на публикацию своих подлинных имен и фамилий, после событий в Бирюлево попросили автора этого не делать.

Текст: Рухшона Сафарова
Фото: Михаил Романюк

Материалы по теме
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Точка невозврата

Точка невозврата
09.12.2016

Декабрь 2016 (178)
Ноябрь 2016 (565)
Октябрь 2016 (609)
Сентябрь 2016 (603)
Август 2016 (744)
Июль 2016 (608)
ГБАО, ДТП, Душанбе, Исфара, Культура, Куляб, МВД, МВД Таджикистана, Мегафон, Навруз, ООН, ПИВТ, Президент, Рахмон, Рогун, Россия, США, Согд, Таджикистан, Узбекистан, Хорог, Худжанд, Эмомали Рахмон, банк, бензин, встреча, выставка, конкурс, мигранты, налоги, наркотики, праздник, президент Таджикистана, сотрудничество, спорт, суд, туризм, фестиваль, футбол, экономика

Показать все теги
Реклама Правообладателям Контактная информация Новое на сайте Статистика

© 2011-2017 «Независимое мнение». Таджикский агрегатор новостей. Все новости Таджикистана на одном сайте.
Любое использование материалов приветствуется при гиперссылке.

Экспорт новостей Наши новости в Twitter Мы ВКонтакте Страница на Facebook

Ключевые слова: новости Таджикистана, Таджикистан новости сегодня, Таджикистан новости 2012, последние новости Таджикистана, новости дня Таджикистана, новости, Таджикистан сегодня, независимое мнение, экономика Таджикистана, политика Таджикистана, общество Таджикистана, депутаты, журналисты, СМИ