04.12 23:32
Привет, гость
Образцы тестовых заданий для абитуриентов Новые правила для ввоза сигарет
 

Посол Х. Грэн: «Бедной стране трудно быть демократичной…»

18.08.2016, 11:03
Посол Германии в Республике Таджикистан Хольгер ГРЭН у местных журналистов известен как человек, умеющий задавать «неудобные вопросы». Редакция «АП», в свою очередь, решила адресовать некоторые из таких вопросов ему самому.

- Как вы оцениваете сегодняшние таджикско-немецкие отношения?

- Нашему сотрудничеству уже более 25 лет. Каждый год Германия предоставляет Таджикистану более 20 млн. евро по различным программам. Мы, как правило, встречаемся для больших переговоров один раз в год. В этом году мы встретимся после летних каникул, чтобы обсудить дальнейшую программу развития самых разных сфер вашей страны. Все наши программы рассчитаны на два года. Таджикистан же, в свою очередь, всегда поддерживает нас на международном уровне, поддерживает наших кандидатов на международных постах. И мы это приветствуем.

- В этом году Германия председательствует в ОБСЕ. Как вы оцениваете отношения Таджикистана с ОБСЕ?

- Есть многие области, в которых у Таджикистана очень хорошее сотрудничество с ОБСЕ. Например, в республике действует пограничный колледж ОБСЕ, где обучаются таджикские и афганские пограничники. Хорошее сотрудничество отмечено и в области борьбы с терроризмом. Но есть и такие направления, где существуют разногласия, к примеру, это касается проведения выборов в вашей стране.

- Таджикистан недавно посетил министр иностранных дел Германии. К сожалению, в СМИ дали лишь очень краткие сообщения о встречах министра. Не могли бы вы поподробнее рассказать о них?

- Визит главы МИД Германии в Таджикистан состоял из трех частей: встреча с президентом Таджикистана, встреча с его таджикским коллегой, а также - посещение офиса ОБСЕ, поскольку министр приехал в Таджикистан и в качестве председателя ОБСЕ в 2016 году. На всех трех встречах сотрудничество с ОБСЕ было в центре дискуссий. Вторая, большая тема касалась безопасности в регионе. И для Таджикистана, и для Германии возвращение боевиков из Сирии и Ирака представляет реальную угрозу.

- На разных конференциях вы поднимаете вопрос о методах борьбы силовых структур Таджикистана с радикализмом, экстремизмом и терроризмом. Но вы ни разу не сказали, как сами оцениваете эти методы борьбы…

- По-моему, необходимо разделять эти понятия: террористов, которые являются преступниками, и людей, склонных к экстремизму. И те, и другие есть в Таджикистане и Германии. Конечно, тех людей, которые пошли на преступление, необходимо наказывать. Но и здесь необходимо оценивать тяжесть их преступлений. Например, если человек был в Сирии, но там не совершал убийств, в Германии он будет осужден на 2-4 года. Но не всегда легко доказать, что тот, кто был в Сирии, участвовал в боевых действиях. В Германии важно, чтобы в суде было доказано, что человек совершил преступление. Другой аспект: если молодой человек склонен к экстремизму, надо обратить на него внимание, попытаться поговорить с ним, чтобы экстремизм не перешел в терроризм. Это, конечно, нелегко ни у вас, ни у нас. Это долгий процесс, и не всегда успешный. Но надо стараться, чтобы такие люди не перешли к насильственным действиям. Но сажать в тюрьму только за это - неправильно.

- Германия выделяет Таджикистану многомилионные гранты. Есть ли какие-либо условия, которые выдвигает Германия таджикской стороне, перед тем как выделить помощь?

- Мы всегда говорим о том, чтобы наши гранты использовались по назначению. Каждый год во время наших встреч мы обсуждаем, какие программы мы хотим поддержать и оказать финансовую помощь. Каждые два года проходят формальные переговоры, на которых мы говорим о том, что хотим сделать вместе и потом принимаем решение, какие программы мы можем поддержать.

- Например, на 2016-2017 годы Германия предоставила Таджикистану грант на социальный сектор в размере 54,4 млн. евро. На что конкретно пойдут эти средства?

- Мы, в основном, оказываем помощь в области образования и здравоохранения. В течение 10 лет мы совместно построили в Таджикистане 65 школ. Во многих регионах страны мы построили несколько десятков родильных домов. В каждом роддоме рождается 5-7 тыс. детей ежегодно. После летних каникул мы обсудим, в каком размере и на что будут выделены средства. Сейчас же мы продолжаем расходовать те деньги, которые были предоставлены ранее.

- Как вы считаете, насколько ситуация в Таджикистане улучшилась или, наоборот, ухудшилась после событий сентября прошлого года?

- Это сложный вопрос. Я думаю, что после запрета Партии исламского возрождения Таджикистана пространство для демократии немного сузилось. Так как ПИВТ была довольно сильной оппозиционной партией, и теперь она больше не может функционировать в стране.

- Как вы тогда оправдываете выделение многомиллионных грантов стране, где сузилось пространство для демократии?

- Это мое личное мнение: хоть пространство и стало меньше, это не может быть причиной для приостановления сотрудничества с Таджикистаном в целях развития. Мы знаем, что путь к демократизации не короткий, поэтому на этом пути мы охотно будем на стороне Таджикистана и поможем развитию демократии. В Германии тоже путь был нелегкий. Во времена Третьего рейха в Германии была диктатура, и только после войны в течение 10-20 лет мы стали той страной, которой мы сейчас являемся. Быть демократической страной не так трудно, если страна богатая, но если страна небогатая, то - труднее. Экономическая ситуация в Таджикистане в течение двух лет ухудшилась из-за экономического кризиса в России.

- Молодые таджикистанцы не раз собирались у вашего посольства и представительства ЕС с требованием экстрадировать в Таджикистан так называемых «предателей Родины». Вы ответили на их письменные запросы?

- Были два случая, когда я был в Таджикистане, и люди собирались перед воротами нашего посольства. Один раз, когда собрались женщины, я попробовал поговорить с ними, но это оказалось невозможно. У меня сложилось впечатление, что они сами не знают, почему собрались у посольства, так как, когда я к ним вышел и сказал, что готов принять их представителей, они продолжали кричать и не пожелали общаться. Во второй раз была группа, которая была недовольна тем, что в Германии будет манифестация «Группы 24». Я принял их двух представителей. Мы говорили около часа. Я им объяснил правила манифестаций в Германии: если она будет мирной, наши власти не могут ей препятствовать. Я также сказал им, что мирную демонстрацию они могут провести и у стен нашего посольства, я не против. Они ушли, и демонстрации не было.

- Как вы аргументировали митинговавшим пребывание в Германии людей, которые объявлены таджикскими властями преступниками?

- Действительно, Германия предоставила политическое убежище некоторым таджикским гражданам, которых ваше правительство объявило террористами, и которых мы рассматриваем как мирных оппозиционеров. И то, что процессы против таких людей в Таджикистане проходят в последнее время почти исключительно за закрытыми дверями, порождает у нас сомнения в том, насколько обоснованы обвинения в отношении их. Находится ли М. Кабири в Германии, как здесь утверждается, я не знаю. Я слышал, что он находится в Европе, но не в Германии. Если оппозиционеры просят о предоставлении политического убежища в Германии, то это решается по закону, и окончательное решение по этому вопросу принимает только суд. Я объяснил молодым людям, что этот вопрос - не к правительству Германии. У нас есть статья в Конституции, где говорится, что политически преследуемые лица получают статус политического беженца в Германии. Это конституционное право, но это решает суд. Судья зависит от закона и Конституции, и вопрос посредством звонка у нас не решается.

- Как Вы в целом оцениваете ситуацию в Таджикистане?

- Социальный спектр населения Таджикистана весьма обширный. Очень много людей, которые имеют экономические проблемы, и мало людей, которые имеют хорошие экономические шансы и хорошую жизнь. Я думаю, что в Таджикистане угроза социального взрыва небольшая, потому что здесь есть опыт гражданской войны. Но я видел это в Кыргызстане, где недовольство населения, в конце концов, привело к революции. Я видел это в Йемене, где был послом, когда произошла смена правительства. Но после этого ситуация стала еще хуже, и в Йемене продолжается война между различными группами. Поэтому, я думаю, что правительство должно сделать все возможное, чтобы снизить социальную напряженность и сохранить стабильность.

- Что Вы думаете о блокировке информационных сайтов в нашей стране?

- Свобода СМИ - один из принципов ОБСЕ. Поэтому, я думаю, что СМИ должны быть свободными. Если информационные сайты блокируются - это очень плохо. И я сомневаюсь, что блокировка носит технический характер.

- Евросоюз и другие международные организации нередко делают заявления об ущемлении прав человека. Насколько к этим заявлениям прислушиваются таджикские власти?

- Если со стороны европейских стран есть заявление о нарушении прав человека, то правительство Таджикистана может реагировать на это, как считает нужным. Конечно, еще есть обязательства Таджикистана перед ОБСЕ, которые правительство республики взяло на себя, и есть несколько принципов, которые Таджикистан должен соблюдать.

- Каково отношение европейского общества к мусульманским беженцам после серии терактов в Европе, в том числе, и в Германии?

- Это трудный вопрос. Как и во всех других странах, у нас есть люди, которые считают, что такое большое количество беженцев может негативно влиять на их жизнь, но есть и те, кто считает, что беженцам из конфликтных зон необходимо помогать. Я думаю, что большинство немцев полагают, что раз уж так сложилось, и что беженцы у нас есть, необходимо сделать все, чтобы они быстро интегрировались в немецкое общество. Германия - это демократическая страна, где свобода религии записана в Конституции, и это надо соблюдать.

- Как справляется Германия с кризисом, который все-таки вызван беженцами?

- Это самый важный вопрос. Если люди живут изолировано, то нет необходимости интегрироваться в общество. Такие тенденции есть в разных городах. Но мы пытаемся, чтобы новое и старое население смешалось. Если нет необходимости говорить на немецком, если все беженцы из арабских стран живут вместе, если можно купить продукты в арабском магазине, общаться только с людьми из своих стран, то тогда процесс интеграции затрудняется. Поэтому сразу после прибытия беженцев в Германию мы даем им возможность выучить немецкий язык. И молодым людям, детям в этом плане легче. Совсем недавно я прочитал, что количество беженцев, которые находят работу, стало больше. Конечно, в Германии в этом плане все-таки легче, чем в других странах Европы. И хотя у нас экономическое положение лучше, нам не хватает рабочих в определенных областях. Если у беженцев есть образование, если они знают немецкий язык, у них есть возможность найти работу.
Источник: http://news.tj

обсудить

Материалы по теме
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Посол Х. Грэн: «Бедной стране трудно быть демократичной…»

Посол Х. Грэн: «Бедной стране трудно быть демократичной…»
04.12.2016

Декабрь 2016 (61)
Ноябрь 2016 (565)
Октябрь 2016 (609)
Сентябрь 2016 (603)
Август 2016 (744)
Июль 2016 (608)
ГБАО, ДТП, Душанбе, Исфара, Китай, Культура, Куляб, МВД, МВД Таджикистана, Мегафон, Навруз, ПИВТ, Президент, Рахмон, Рогун, Россия, США, Согд, Таджикистан, Узбекистан, Хорог, Худжанд, Эмомали Рахмон, банк, бензин, встреча, выставка, конкурс, мигранты, налоги, наркотики, праздник, президент Таджикистана, сотрудничество, спорт, суд, туризм, фестиваль, футбол, экономика

Показать все теги
Реклама Правообладателям Контактная информация Новое на сайте Статистика

© 2011-2015 «Независимое мнение». Таджикский агрегатор новостей. Все новости Таджикистана на одном сайте.
Любое использование материалов приветствуется при гиперссылке.

Экспорт новостей Наши новости в Twitter Мы ВКонтакте Страница на Facebook

Ключевые слова: новости Таджикистана, Таджикистан новости сегодня, Таджикистан новости 2012, последние новости Таджикистана, новости дня Таджикистана, новости, Таджикистан сегодня, независимое мнение, экономика Таджикистана, политика Таджикистана, общество Таджикистана, депутаты, журналисты, СМИ