10.12 04:10
Привет, гость
Образцы тестовых заданий для абитуриентов Новые правила для ввоза сигарет
 

Хоким Мухаббатов: Добровольное закрытие ПИВТ самый лучший подарок таджикскому народу

26.07.2012, 11:29
Часть I

Эта статья была подготовлена ровно месяц назад 27 июня и была посвящена 15-летию национального примирения в Таджикистане. По разным соображениям я не стал публиковать эту статью в прессу. Но теперь, когда возник вооруженный конфликт в городе Хороге - столице Горно-Бадахшанской Автономной Области Таджикистана, несмотря на некоторых резких суждений, которые могут вызвать неоднозначную реакцию со стороны религиозно настроенных сил Таджикистана, с целью более глубокого понимания причин и истоков этих событий я решил с опозданием на месяц печатать данную работу.

Чем меньше времени остается до предстоящих в ноябре следующего года выборов президента Республики Таджикистан, тем больше активности проявляют разные политические силы в Таджикистане. На предвыборную подготовку ощутимое влияние также оказывает предполагаемый вывод войск НАТО и США из Афганистана, в результате которого ожидается активизации радикально настроенных религиозных сил в этой стране, Пакистане и сопредельных стран Центральной Азии. Максимально дестабилизирующее влияние будут ощущаться, в первую очередь, в Таджикистане, где на территории стран СНГ легально зарегистрирована единственная партия религиозного характера – Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), которая будет способствовать такому ходу событий.

Учитывая привлекательность религиозных идей в качестве эффективного инструмента влияния на общественное сознание, со стороны разных сил делаются попытки создания новых политических движений и партий религиозного толка с целью поддержки деятельности ПИВТ. Например, со стороны некоторых групп лиц с конца прошлого имеются попытки незаконно использовать название Национального движения Таджикистана (НДТ), которое официально было зарегистрировано в Министерство юстиции Таджикистана в 1997 г. Представители нового Национального движения Таджикистана, несмотря на заявление руководства НДТ о незаконном использовании его названия, 3 мая представили документы для регистрации. Но в министерстве на законном основании отказались их принять, поскольку среди представленных документов отсутствовал основной протокол об учреждении этой организации. Это означает, что никакого учредительного собрания не было или лидеры этого движения не хотят раскрывать свои имена. На основе тех материалов, которые были распространены в СМИ, в рамках деятельности этого нового Движения также предполагается завуалированная поддержка деятельности ПИВТ, ибо в рейтингах будущих кандидатов в президенты Таджикистана по их опросам «лидирует» председатель ПИВТ Мухиддин Кабири.

Также имеется попытка зарегистрировать Молодежное движение Таджикистана, руководители которого основную ставку делают на религиозную идеологию. Молодежное движение непосредственно имеет связь с религиозно настроенной таджикской молодежи за рубежом и внутри страны. Известно, что приверженность религиозным идеям распространяются и усиливаются среди молодежи, и могут в перспективе вызвать проблемы для всего общества. А активная часть ПИВТ, работающая через "Молодежное движение", может сыграть существенную деструктивную роль в предстоящих выборах. Эти появляющиеся политические силы, особенно Молодежное движение со своими связями с нынешней политической оппозицией, могут негативно повлиять на политическую ситуацию в Таджикистане.

Многогранность и противоречивость влияния религиозного фактора на национальное самосознание и политической жизни страны, вокруг которого в последнее время ведутся острые дискуссии в Таджикистане, требует широкого анализа со стороны экспертного сообщества. Ниже я приведу некоторые свои рассуждения о генезисе формирования, развитие, современное состояние и негативные последствия деятельности религиозно настроенных сил в политической жизни Таджикистана, а также предложу некоторые исторические источники и идеи формирования национального сознания.

Краткая история формирования религиозных сил в Таджикистане

Об истории возникновения и развитии деятельности религиозных политических сил в Таджикистане и их влияние на общественную жизнь страны написано немало научных работ и статей. В своих выводах авторы этих работ отношение к деятельности этих сил оценивают по-разному - от крайне негативной, до полной поддержки. Чаше всего встречаются работы, которые имеют отрицательное отношение к религиозным политическим силам. Например, в феврале 2011 года в одном из аналитических сайтов в интернете была опубликована коллективная статья Салима Одинаева - доктора исторических наук, Ваххоба Назарова - кандидата политических наук, Зафара Нурахмедова - независимого политолога под названием «Движущие силы (партии) терроризма в Центральной Азии. От Исламского движения Узбекистана (ИДУ) до ПИВТ. Или же краткий экскурс по совместным "подвигам" и преступлениям ИДУ и ПИВТ».

Имеются также другие такого рода статьей и научных работ, посвященные генезису, роли, место и последствия деятельности религиозных политических сил в Таджикистане.

Объявление перестройки в СССР открыла путь для формирования новых общественных и политических сил. Во многих союзных республиках эти силы приняли национально-патриотический, националистический или религиозный характер, как это произошло в Таджикистане. В 1989 году с небольшим промежутком времени были созданы национально-патриотические движения "Растохез" и "Лаъли Бадахшон", а в 1990 году была создана Демократическая партия Таджикистана. В июле 1990 года эти общественные силы с поддержкой интеллигенции смогли придать таджикскому языку на территории Таджикской ССР официальный государственный статус.

Летом 1990 года в Астрахани проходил съезд Партия исламского возрождения в рамках СССР. Тогда на этом съезде активность проявили "посланцы" из Таджикистана. Вернувшись из Астрахани, делегаты из Таджикистана, вели активную работу по созданию ПИВ Таджикистана, которая изначально ставила радикальную задачу – построить в Таджикистане исламское государство. Впоследствии лидеры ПИВТ признались, что они еще в конце 70-х гг. подпольно организовали свою партию на территории Курган-Тюбинской области.

Организованный митинг в феврале 1990 года под предлогом выступления против размещения в Таджикистане беженцев-армян со стороны оппозиционных сил привели к беспорядкам и человеческим жертвам. Хотя национально-патриотические силы были ведущими в этих массовых акциях, но особую активность проявлял Хаджи Акбар Тураджонзода - верховный кози мусульман Таджикистана и другие представители официального духовенства, в результате чего религиозные силы укрепились в своих убеждениях и поверили в своих политических возможностях (более подробно см. статью под названием «Тураджонзода – мутант религии и политики» на сайте «Ховар»). Февральские события стали генеральной репетицией перед длительными выступлениями религиозных сил, приведшей впоследствии к гражданской войне.

Осенью 1991 года, после подавления августовского путча в Москве все оппозиционные силы организовали многосуточные митинги в городе Душанбе перед Верховным Советом. Под их давлением был отправлен в отставку тогдашний президент республики К.Махкамов, разрушен памятник Ленину и была приостановлена деятельность Компартии Таджикистана. Религиозно настроенные силы в результате этих митингов еще больше закрепили свою позицию среди национально-демократических оппозиционных сил. Они стали более уверенными в своей идеологической «правоте» и возможности реализации поставленных перед ними задач по созданию в Таджикистане исламского государства.

Проигрывая на президентских выборах в ноябре 1991 года, оппозиционные силы крайне неудовлетворенные результатами этих выборов в конце марта 1992 года организовали новых затяжных митингов, где началась массовая мобилизация политически активной части населения для участия в этих митингах. Сторонники официальной власти тогда на другой площади организовали свой митинг.

Эти митинги в первой декаде мая закончились кровопролитием, а митинг в поддержку властей был свернут. В результате чего в мае 1992 года было сформировано Правительство национального примирения. Если в марте и апреле на митингах у микрофонов можно было услышать представителей национально-демократической оппозиции, то к концу апреля и начало мая их уже не слушали, у микрофона были только представители ПИВТа и священнослужителей, которые уже открыто заявляли о создании исламского государства. Управление масс полностью перешло к религиозным силам, а лидерам национально-демократических партий и движений отводилась второстепенная роль, поскольку они уже реальную силу не имели.

Воодушевленные своей «победой» религиозно настроенные силы постепенно начали устанавливать свои порядки, что вызвало нагнетание политической напряженности в стране. Уже в июне и июле начались боевые столкновения, именно в тех районах, где в конце 70-х годов были созданы первые ячейки ПИВТ.

После вынужденной отставки президента Р.Набиева под давлением оппозиционных сил в августе того же года межтаджикский конфликт начал серьёзно беспокоить в первую очередь руководство России и Узбекистана.

Полномочия правительства национального примирения прекратились в ноябре-декабре 1992 года после 16-й сессии Верховного Совета Таджикистана, которая не принесла долгожданного мира, да и не могла его принести, поскольку бескомпромиссная война продолжалась.

Достоверную и объективную информацию о подавлении оппозиционных сил в Курган-Тюбинской области, Рамитском ущелье и Гармской долине осенью 1992 и зимою 1993 гг. вооруженными силами Узбекистана привел в своей статье «Моя война: Сто десять боевых выходов», опубликованной в феврале этого года в журнале «Братишка» бывший заместитель министра обороны Таджикистана А.С. Чубаров.

Абдулло Хабибов, один из бывших высокопоставленных политических деятелей недавно в своем интервью пояснил: «Всюду муссировались слухи, что будет создано правительство исламского толка. Из-за этого многие государства, имевшие свои интересы в Таджикистане, не поддержали временное правительство как таковое. Требования, которые выдвигали исламисты и коммунисты, входили во все большее противоречие. По этой причине вскоре началась война и наступила уже ситуация неуправляемости.

Руководство республики уже ничего не могло с этим сделать, но в России и Узбекистане с такой активизацией религиозных сил мириться не захотели».

Ходжи Акбар Тураджонзода, в свою очередь, оценивает тогдашние события так: « Правительство народного согласия создавалось для проведения прозрачных выборов в парламент. Они были назначены на ноябрь 1992 года, поскольку парламент, который был избран в феврале 1990 года в условиях чрезвычайного положения, не отражал изменившихся настроений большинства населения. Тот парламент был, по сути, парламентом номенклатуры компартии. Однако проведение этих выборов тогдашняя номенклатура восприняла как угрозу своего неминуемого краха.

Поэтому они в срочном порядке призвали к митингу народ Куляба, заявив, что власть захватили исламисты. До сих пор я не видел ни одного честного исследования и о том, каким это образом тогда исламисты захватили власть. Ни одного представителя исламских сил до 5 мая 1992 года, когда закончились митинги на площадях, во власти не было.

Но в результате, к сожалению, мы знаем, что номенклатура вошла в сговор с Узбекистаном".

Неизвестно с какой целью Ходжи Акбар Тураджонзода исключает себя из числа тех, которые были тогда во власти. Ведь он тогда был членом президиума ВС Таджикистана, т.е. представлял законодательную власть страны. За несколько лет работы в качестве верховного козы и депутата ВС он приобрел харизматический образ религиозного лидера, искусного оратора и политического деятеля, способного вести за собой массы. Тогда для достижения политических целей партии еще не играли особой роли. Состояние того общественного сознания по отношению к исламскому фактору можно было сравнивать с перенасыщенным раствором. Концентрация твердого вещества в перенасыщенном растворе имеет свой предел. За ним – неизбежность кристаллизации, но для этого нужен дополнительный стимул, импульс, например, брошенная нить. Ходжи Акбар Тураджонзода, превративший центральную мечеть города Душанбе в офис оппозиционных сил, использующих антикоммунистические лозунги, как раз и выступил в качестве такой нити, вокруг которой произошла первоначальная кристаллизации религиозно настроенных политических сил республики.

События 1992 года показали, что религиозно настроенные силы чрезмерно преувеличивали свои возможности. После начала гражданской войны в Таджикистане в начале февраля 1993 года лидеры аппозиции покинули страну, и создали в Афганистане Движение исламского возрождения Таджикистана (ДИВТ). Основу этого движения составляли члены ПИВТ и новые военизированные структуры, сформированные непосредственно под их началом для борьбы против правительства Таджикистана.

Период активизации Исламского движения Узбекистана (ИДУ) также приходится на начало 90-х годов. Однако, в виду того, что в Узбекистане не существовала благоприятная почва подобная той, что сложилась в Таджикистане, ИДУ развертывала свою деятельность больше подпольно, активно поддерживая контакты с ПИВТ. В таком тандеме эти партии встретили гражданскую войну в Таджикистане.

Лидеры ДИВТ нашли активную поддержку в странах пребывания не столько в высших политических кругах, сколько у нелегальных экстремистских и клерикальных неправительственных организаций. ДИВТ получала техническую, материальную и военную помощь из различных мусульманских стран.

Наряду с поддержкой официальных властей Афганистана ДИВТ вело активные переговоры с Талибаном, отдельным группировкам Аль-Каиды, чеченскими сепаратистами и т.д. Тогда же ИДУ присоединилась к действиям ДИВТ. Один из лидеров ИДУ признал, что в 1992-1997 годах ИДУ на территории Таджикистана выступала за ДИВТ против правительства Таджикистана.

Параллельно с ДИВТ в Москве была создана другая оппозиционная структура – Координационный центр демократических сил Таджикистана, который также находился в непосредственной финансовой и политической зависимости от руководства ДИВТ.

Постепенно лидерам ДИВТ удалось придать имидж умеренного исламского движения, признающего ценности демократии, хотя в стране они все еще продолжали вооруженную борьбу за власть.

Таким образом, начался фиктивно-показательный процесс трансформации ДИВТ из военно-политического объединения в исламско-демократический союз. Этому способствовало объединение оппозиционных национально-демократических сил страны вместе с ПИВТ под началом новообразованного формирования - Объединенной таджикской оппозиции (ОТО). С этого момента ОТО начала выдвигать новые более демократичные политические лозунги, которые вуалировали их истинные цели.

Можно напомнить, что в период гражданской войны при поддержке ПИВТ Раштская долина становилась реальным плацдармом международных религиозных сил.

После подписания 27 июня 1997 года в Москве Общего соглашения об установлении мира и национального примирения в Таджикистане Комиссия по национальному примирению в Душанбе приступила к своей работе. Боевики ОТО, совершившие противоправные деяния, были амнистированы, часть из них после аттестации вошла в состав правоохранительных органов, по 30-процентной квоте представители оппозиции заняли соответствующие посты в правительственных структурах. Большинство должностей из 30% квоты, выделенной ОТО во властных структурах, заняли представители ПИВТ.

В результате подписания мирного соглашения и признания ПИВТ в качестве полноценной политической партии (в конце 1999 г. она получила официальную регистрацию) ПИВТ уже к 2000 году активно участвовала в парламентских выборах. Экспертами приводится мнение о трансформации позиции исламской оппозиции по вопросу государственности. Они утверждают, что сравнительный анализ стартовых взглядов руководства ПИВТ по данному вопросу в 1999–2000 гг. свидетельствует о некоторой позитивной эволюции их позиции в сторону умеренности и прагматизма. В своем Уставе ПИВТ декларировала приверженность Конституции и действующим законам РТ, которые имеют светскую сущность и направление. Хотя и тогда возвращение ПИВТ на политическую арену Таджикистана расценивалось многими экспертами в качестве мины замедленного действия, которая рано или поздно должна взорваться. ПИВТ жестоко боролась за свою легализацию с оружием в руках. По оценкам разных экспертов, цена этой легализации от 50 до 150 тыс. жизни мирного населения Таджикистана.

Несправедливое распределение руководством ПИВТ должностей в государственных органах по 30% квоте, принадлежащей ОТО, раскололо единство религиозных политических сил. Свою обособленную и самостоятельную от ПИВТ деятельность выбрал Ходжи Акбар Тураджонзода со сторонниками, назначенный тогда вице-премьером правительства Таджикистана. Окончательно размежевались с ПИВТ национально-демократические силы ОТО. С этого времени недовольные «умеренной» позицией руководства ПИВТ радикально настроенные исламисты, оказавшие не у дел, студенты, обучавшиеся в мусульманских странах, так называемые таджикские талибы, начали свою самостоятельную политическую игру под разными названиями: «ваххабитов», «салафитов» и т.д. Но, тем не менее, ПИВТ для всех религиозно настроенных сил все же оставалась общей официальной «крышей».

ИДУ, которое открыто заявляет о совершаемых террористических актах и в списках многих стран, международных и региональных организаций, включая пространство СНГ, значится как "террористическая организация" и имеет непосредственное отношение и близкие контакты с ПИВТ.

Эксперты утверждают, что, несмотря на неоднократные завуалированные заявления своих лидеров, ПИВТ и ИДУ всегда поддерживали связь и продолжают сотрудничать. ПИВТ, обретя официальный статус, сосредоточилась на работе внутри страны, а ИДУ, базируясь в Афганистане и Пакистане, проводит с помощью ПИВТ отдельные террористические акции, как в Таджикистане, так и на территории других стран региона, периодически давая о себе знать.

В конце лета 2010 года в Раштском районе колонна с военнослужащими Министерства обороны Таджикистана была обстреляна вооруженной группой, что привело к гибели 28 офицеров и солдат. ИДУ тут же распространило заявление, в котором взяло на себя ответственность за эту акцию. Однако расследование показало, что подавляющее большинство вооруженной группы являлись членами ПИВТ.

Выяснилось, что члены этой партии активно участвовали во многих террористических актах. Что касается реакции ПИВТ, то в лучшем случае после таких акций она отрекается от своего члена после совершенного им преступления.

Конфликт вдоль афганско-таджикской границы протяженностью в 1400 км продолжается в течение последних лет, а проникновение на территорию Таджикистана усиливается. Вывод американских войск из Афганистана может оказать крайне дестабилизирующий эффект на Таджикистан. По мере ухудшения ситуации на севере Афганистана боевики попытаются пересекать эту границу в поисках убежища в горах Таджикистана. Предполагается также, что боевики «Талибан» и "Аль-Каиды" переселятся в другие страны Центральной Азии в случае, если им придется покинуть северные регионы Пакистана.

Активизация на севере Афганистана деятельности различных террористических групп и объединений, в том числе ИДУ, говорит о явном выборе маршрута переноса вооруженной борьбы вглубь региона на северном направлении через территорию Таджикистана.

ПИВТ и ее вдохновители в лице глобальной сети международного терроризма создают опасную тенденцию превращения Таджикистана в стратегический пункт для дальнейшего расширения своей активности в других странах Центральной Азии и России. А там, где терроризм, там и организованная транснациональная преступность, и контрабанда наркотиков и оружия, являющаяся основными источниками финансовой подпитки террористических и экстремистских группировок различной направленности.

Современная тактика политической деятельности ПИВТ

С 2010 года ПИВТ начала реализовать новую тактику, нацеленную на превращение исламского общества в стране в исламское государство. Ведется активная, массированная пропаганда с целью внесения изменений в традиционные устои общества и Конституцию Таджикистана. Главным вопросом всей деятельности ПИВТ в настоящее время является устранение конституционного препятствия в виде положения о светском характере государства.

Одновременно с этим ПИВТ, ратуя за реализацию исламских ценностей в обществе, требует, в частности, узаконения многоженства и разрешения ношения хиджаба женщинами. В этом контексте ПИВТ выражает недовольство новым законом страны «О свободе совести и религиозных объединениях», который строго регламентирует вопросы посещения мечетей несовершеннолетними, создания мечетей в небольших населенных пунктах и т.д.

Несколько лет назад, когда в Душанбе и в других населенных пунктах, вузах и школах резко увеличилось число женщин и девушек, под давлением исламистов вынужденных вопреки национальным традициям закрывать лицо паранджой, министерство образования республики выступило против ношения хиджаба и столкнулись с ярым сопротивлением ПИВТ. В этом еще раз проявились истинные намерения этого политического объединения - постепенная исламизация общества с конечной целью свести на нет светский характер государства.

Религиозные деятели запрещают таджичкам носить современную форму одежды, требуя носить только сатр, хиджаб, платья-мешки, т.е. носить форму одежды 1500-летней давности, мыслить понятиями и категориями времён первоначального ислама. Примечательно, что сами поклонники «религиозных традиций» носят современную европейскую одежду, ездят на иномарках, любят рисоваться перед телекамерой и заниматься политическим пиаром.

ПИВТ в каждом человеке видит только объект религиозной манипуляции. Система обучения, созданная исламскими деятелями, в том числе ПИВТ, используется в подготовке будущих религиозных деятелей. Учеба в таких религиозных школах для руководства ПИВТа получает приоритет над современными школами, они предпочитают преподавание религии с малых лет.

Это и понятно. Дети в малом возрасте легко поддаются всякому внушению и поучению. ПИВТ активно борется за души и сердца таджикских школьников, защищая якобы права школьниц и студенток посещать учебные заведения в мусульманских платках, а также читать молитву в мечетях в раннем возрасте. В результате пропаганды ПИВТ в последние годы в Таджикистане усиливается религиозное давление на детей. Для ПИВТа даже выгоднее, если дети вообще не будут посещать светские школы. Так, многие дети, в основном, в регионах традиционного распространения влияния ПИВТ, проучившись до 5 класса, прекращают учебу в образовательных школах.

Дело дошло до того, что не только школьники образовательных школ, но и студенты высших учебных заведений бросают занятия ради пятничной молитвы.

Налицо попытка заменить существующую светскую систему образования религиозной. Преследуя цели подготовки убежденных последователей, а также активных пропагандистов своих идей, ПИВТ, пользуясь своими связями с исламскими странами, а также своими финансовыми возможностями, оказывала и оказывает помощь в выезде граждан Таджикистана для учебы в религиозные учреждения этих стран. Процесс подготовки таджикских «талибов» до прошлого года в основном имел организованный характер.

Эксперты утверждают, что существует немало примеров примыкания выпускников религиозных учебных заведений Пакистана к эктремистским, террористическим группировкам Аль-Каиды, ИДУ, Талибан, Хизб-ут-Тахрир и нежелательным религиозным течениям, как “Салафия”, “Джамоати таблиг” и т.д.

Но почему государство не должно реагировать и не принимать меры, когда религиозные деятели, нарушая нормы законодательства, подпольно создают начальные религиозные школы, привлекая к ним детей с неокрепшими душами, или организуют медресе без соответствующей аккредитации и государственной регистрации, или отправляют большое количество молодых людей на учебу в религиозные школы зарубежных стран?

Учитывая то, что воспитанники мусульманских богословских школ могут попасть под влияние радикально настроенных религиозных групп или стать сторонниками нетрадиционных течений ислама, Правительство Таджикистана приняло решение о возвращении 2 тыс. таджикских студентов из религиозных учебных заведений иностранных государств. Естественно, что против этого первым выступила ПИВТ, ведь выпускники зарубежных религиозных вузов иностранных государств по возвращении вливаются в ряды этой партии и становятся ее активными пропагандистами.

Но отзыв молодых таджикистанцев из заграничных религиозных школ и противодействие этому экстремистских сил привело к тому, что в настоящее время молодые люди уезжают на учебу нелегально, вообще оказываясь вне поля зрения властей страны.

Религиозные политические силы ради достижения своих целей готовы пойти на любые ухищрения, чтобы убедить мусульманское население последовать за ними. Мало того, предпринимаемые ныне шаги ПИВТ свидетельствуют о том, что она готова в любое время использовать свой вооруженный потенциал для достижений своих целей. Резкая активизация исламских радикальных группировок в последние десятилетия в масштабе всего мирового сообщества способствовала смыканию ПИВТ с исламскими радикалами.

Как считают многие исследователи, религиозная и этническая толерантность неприемлемы для вдохновителей и руководства ПИВТ. В таджикском обществе ввиду расхождения национальных и исламских ценностей существует конфликт интересов этих понятий. В современных национальных государствах, общество отражает все, присущее народу, все национальные традиции, а значит, и исламские в случае с Таджикистаном. ПИВТ же, в основном, выступает за соблюдение именно исламских ценностей, игнорируя при этом общенациональные, тем более чисто этнические ценности, связывая их с доисламскими.

Пропагандируемые ПИВТ такие ценности, как хиджаб, молитва женщин в мечетях, многоженство, отношение к неверующим и т. п. не совместимы со светским характером государства и условиями гражданского общества. Подход ПИВТ часто противоречит национальным ценностям, традициям, гражданским и национальным позициям, этнокультурным ценностям, языку.

Важной идейной проблемой является позиция исламских политических сил Таджикистана по отношению к «национальному государству». Применяемый подход при этом напоминает процесс подготовки к созданию в перспективе наднациональной исламской государственности в виде исламского халифата, пропагандируемого Хизб-ут-Тахрир и ИДУ.

Все это свидетельствует о том, что в годы гражданской войны, в процессе установления контактов ПИВТ с политическими и идеологическими центрами исламского мира, произошли серьезные изменения в позиции их лидеров под влиянием панисламских транснациональных идей построения общества и государства.

По мнению исследователей, формирование политической организации, противоречащей принципу «национального государства», считается реальной угрозой самому существованию государственности Таджикистана.

Еще в VIII-IX вв., находясь в составе Арабского Халифата, предки таджикского народа упорно боролись за то, чтобы исламские ритуалы выполнялись на родном языке, проводились национальные праздники, прежде всего Навруз, сохранились другие национальные ценности. Сегодня ПИВТ выступает за полную арабизацию исламских ритуалов. ПИВТ ведет активную пропаганду присвоения арабских имен новорожденным. Сегодня уже инициируется, последователями ПИВТ публичное переименование людей, не имевших арабские имена.

Значительная часть населения Таджикистана обеспокоена тем, что новое поколение таджикских исламистов вообще отрицают понятие "нация".

Изощренные формы и методы интенсивного влияния религиозных сил на еще неокрепшее сознание молодого поколения, привели к тому, что часть молодёжи уже отрицает Навруз как национальный праздник. Хотя этот праздник является истинным национальным достоянием таджикского и других народов, имеющий более 5 тыс. лет истории. С учетом этого три года назад ООН признала Навруз международным праздником. Религиозные силы рубят под корень исконно таджикские национальные традиции и ценности.

Священнослужители начинают имитировать манеру одеваться и образ жизни зарубежных исламских служителей. Люди при повсеместной поддержке ПИВТ и их последователей начинают в массовом порядке одевать т.н. афгано-арабизированную мусульманскую одежду, тюрбан, бурку, специфические никабы и разнообразные предметы быта жителей арабских стран, Афганистана, Пакистана, не только во время совершения молитвы, но и в повседневной жизни, в школах и высших учебных заведениях. Эксперты предупреждают об опасности ползучей "талибанизации". Все это становится базой для разногласий, и, следовательно, возможного конфликта между сторонниками традиционалистского и модернистского ислама в Таджикистане.

Аналитики отмечают, что Таджикистан уязвим в вопросах экстремизма, исходящего от дестабилизирующих элементов внутри страны или приходящих извне. Экономические проблемы страны и ухудшение условий жизни населения становятся благодатной почвой для радикальных и воинствующих групп.

Усиленный процесс исламизации таджикского общества, при нынешних социально-экономических проблемах, которые являются прежде всего результатом влияния изоляционистских внешних факторов, может способствовать поддержке политического курса религиозного движения и в перспективе религиозные силы могут стать реальной угрозой светской власти.

Аналитики полагают, что ПИВТ намеренно не афиширует свои взгляды на экономику из тактических соображений, поскольку идеи исламской экономики радикально отличаются от всего того, что было в Таджикистане до сих пор.

Мечети в Таджикистане построены в каждом микрорайоне и уже превысили количество светских школ, самозваные муллы действуют во всех населенных пунктах и махаллях–кварталах. Они определяют быт и поведение полуграмотного населения и способствуют распространению религиозной нетерпимости. Каждый мулло, независимо от уровня своего религиозного образования, ведёт себя как властелин душ людей и даёт свои фетва, не считаясь с нормами светской жизни, требуя «делай то, что говорю я и слушай только меня». Многие конфликты происходят именно в мечетях между традиционными религиозными деятелями и современными таджикскими «талибами», во-первых, из-за экономических соображений, т.е. из-за тех поборов, которые собирают у рядовых верующих, той благотворительности, которую им оказывают бизнесмены, некоторые чиновники и зарубежные государства, во-вторых, из-за возможности иметь влияние на умы мусульман.

В последнее время прослеживается, что сами высокопоставленные чиновники стараются продемонстрировать, что якобы являют собой пример религиозного благочестия. Зачастую для подтверждения этого прибегают к показным приемам на своем рабочем месте и в общественных местах.

До настоящего времени Правительству страны и ее силовым структурам удавалось разрядить создавшуюся напряженность и держать ситуацию под свой контролем. Однако используемые силовые методы и запретительные меры в ответ на угрозу исламизации общества пока не приносят ощутимых результатов, а лишь усиливают радикальные настроения среди религиозной части населения, особенно молодого поколения, которое не знает ужасов гражданской войны.

При этом официальное мусульманское духовенство, стремительно теряет популярность и влияние, особенно среди молодежи, которая обращается к молодым теологам, получившим образование в исламских странах.

Религиозные силы желают видеть Таджикистан, как исламское государство и никогда не отрекутся от давнишней своей мечты исламизировать таджикское общество. Поэтому они предлагают свои «святые» рецепты по его исправлению в религиозном формате, и завладеть властью, установить свое религиозное правление в стране. А внешне делают вид, что им чужда всякая власть, кроме божьей.

С конца ноября 2011 г. руководители ПИВТ во всеуслышание объявляют о новом этапе давления властей республики на религиозных деятелей и организации. При этом подразумеваются меры по усилению административного воздействия на религиозные организации, изъятие из общественных мест и магазинов кассет и дисков, содержащих радикальные религиозные материалы, а также осуществление необходимых оперативных мер для прекращения работы незаконных религиозных школ и т.д.

Не без основания источники финансирования и зарубежные контакты ПИВТ стали особенно интересовать власти после событий "арабской весны". 23 мая текущего года заместитель председателя ПИВТ Мухаммадали Хаит, после трехмесячной ревизии деятельности партии во всех регионах страны следственными и налоговыми органами заявил, что были выявлены некоторые недостатки по выплате налогов, в результате чего ПИВТ выплатила наложенный ей штраф по итогам проверки деятельности партии со стороны Генпрокуратуры республики в размере 20 тысяч сомони. А в честь Дня молодежи, отмечаемого в Таджикистане ежегодно 23 мая, лидер ПИВТ Мухиддин Кабири заявил, что ПИВТ подарит двухкомнатную квартиру каждому призеру Лондонских Олимпийских игр. Откуда такая щедрость, которую не могут себе позволить другие нерелигиозные партии Таджикистана. Это лишний раз подтверждает, что ПИВТ имеет не гласную солидную внутреннюю и внешнюю финансовую поддержку.

На основании исследования, проведенное среди 1500 жителей всех регионов Таджикистана в области религии и духовного образования жителей Таджикистана в интервью радио Озоди 26.04.2012 года директор центра "Шарк" Музаффар Олимов сделал следующие выводы:

На фоне возрастающего интереса населения к религиозной грамотности за последние 10 лет, заметно снижается уровень общего образования людей. Исследование показало, что за этот период интерес населения республики к изучению Ислама резко возрос. Это проявляется в частых посещениях мечети, получении религиозного образования и в других вещах. Меня удручает то, что на фоне возрастающего интереса к религии, в нашем обществе снижается общий уровень образования населения. Это может привести к серьезным последствиям в будущем. Исследование показало, что реформы, проводимые властями или запреты и ограничения, к примеру, на ношение хиджаба в учебных заведениях, наоборот, приводят к обратным результатам.

Если раньше,- продолжает он, - исследования показывали, что тяга к религии ощущается больше среди взрослой части населения, то последний опрос показал, что среди молодого поколения, ребят в возрасте до 22 лет тяга к религии заметна возросла.

?? По его словам, по-прежнему, небольшая часть жителей республики желала бы жить в условиях исламского государства. Подобно тому, как респонденты ответили в преддверии последних выборов в Таджикистане (2010 год), и в этот раз примерно 7 % опрошенных заявили, что хотели бы жить в исламском государстве.

На прошедших в 2010 году парламентских выборах ПИВТ, по официальным данным, получила около 7% голосов. Многие тогда говорили, что реальный результат был выше. Но это исследование показывает, что в основном голосуют за ПИВТ та часть населения, которая хочет видеть Таджикистан исламским государством.

Самое интересное, отмечает М.Олимов, когда был задан вопрос о том, считают ли они шиитов приверженцами Ислама, 12,8 % сказали, что не считают их мусульманами. Недаром резкое недовольство руководство ПИВТа вызвало разрешение Правительства РТ на строительство Исмаилитского центра в г.Душанбе. О какой религиозной толерантности здесь может идти речь.

Результаты другого социологического исследования научного центра "Коршинос" при поддержке ОБСЕ под названием "Исламистская радикализация в Таджикистане", основная цель которого заключалась в том, чтобы дать оценку восприятия обществом идей экстремизма и радикального ислама "подтвердили, что экстремизм вызывает серьезное беспокойство у 87 процентов респондентов, а 24 процента указывают на влияние ислама на государственную политику ".

Из недавней истории Таджикистана можно привести несколько примеров проявления религиозного экстремизма, радикализма и нетерпимости по отношению к тем, которые проявляли свое особенное отношение к религии. Еще в 1998 году один из представителей ОТО, член ПИВТ, который тогда уже занимал должность заместителя министра культуры Таджикистана, открыто угрожал физической расправой автору стихотворения, одной таджикской поэтессе, которое она посвятила национально-патриотическим идеям «Шахнаме» Фирдоуси, опубликованное на страницах газеты «Джунбиш» - печатного органа Национального движения Таджикистана, главным редактором которой был я. Только после моего обращения к президенту страны и председателя Комиссии по национальному примирению мы смогли урегулировать этот инцидент.

Недавно в мае этого года литературные чтения Зафара Мирзоена о "Шахнаме" и Коране вызвали бурное обсуждение среди студентов, интеллигенции и верующих. В издании "Имрузньюс" после полемики преподавателя и студентов вышла заметка "В Национальном университете оскорбили ислам". Автор заметки утверждал, что литературовед во время лекции заявил, что в системе национального самосознания таджиков он ставит "Шахнаме" выше Корана.

З. Мирзоен более 20 лет занимается историей таджикского языка, историей и вопросами национального самосознания таджикского народа. Во время лекции он сказал, что "Шахнаме" – это паспорт национального самосознания ираноязычных народов мира и многие великие люди называют "Шахнаме" их Кораном.

В лекции отмечалось, что где-то в середине VIII-го века багдадские халифы разрешили читать в Бухаре намаз на таджикском языке, однако Харун ар-Рашид (арабский халиф, правитель Аббасидского халифата) запретил это и начался массовый геноцид таджикского народа и тех, кто читал намаз на таджикском. После его негативного отзыва о Харун ар-Рашиде одетая в хиджаб студентка обвинила его в оскорблении ислама.

Он утверждает, что «можно верить в Бога, в Аллаха, но при этом быть таджиком, поскольку у нас конституция и страна светская и рост фанатизма может привести к катастрофе. XXI век - это не век религиозных государств, это - век толерантности и цивилизации». Из истории мы знаем, что духовенство запретило похоронить на общем мусульманском кладбище Фирдоуси, религиозные гонения были на Ибн Сину, Носири Хисрава, Хофиза, обвиняли в ереси Хайяма и т.д.

В 2001 году был убит журналист Рудаки Самадов - руководитель общества зороастрийцев «Маздоясно». Многие аналитики сходятся во мнение, что причиной его убийства стала именно религиозная нетерпимость.

Вечером 31 декабря 2011в Душанбе Парвиз Давлатбеков, который шел поздравить своих родственников с новогодним праздником, и был одет в костюм Деда Мороза, был убит. Очевидцы рассказали, что он был убит молодыми людьми, которые кричали: «Ту кофири» («ты – неверный» – тадж.).

Празднование Нового Года в нынешнем 2012 году как никогда раньше подвергалось нападкам в СМИ Таджикистана со стороны религиозно настроенной интеллигенции и даже журналистов, утверждавших о ненужности этого праздника и, более того, о вреде его для мусульман., При этом религиозные деятели ссылаются на то, что празднование Нового года – это христианская традиция и негоже мусульманам-таджикам следовать ей. Они считают, что украшение ёлки, танцы и игры вокруг неё чужды культуре таджиков и противоречат законам ислама.

Напоминаем, что летоисчисления с 1 января - юлианский календарь был введён в Риме Юлием Цезарем за 45 лет до рождения Христа. Юлианский календарь установил среднюю продолжительность года в 365,25 суток: обычные годы длились 365 дней, один раз в четыре года (високосный год) — 366 дней.

Рождество христиане начали отмечать только в III веке, вначале оно приходилось на 6 января, а затем на 25 декабря. Так, на 25 декабря приходился день рождения иранского бога Митры, чей культ был широко распространен в поздней Римской Империи, и христиане, таким образом, стремились переименовать этот праздник. Отсюда выходить, что празднование нового года для таджикского народа имеет также исторические корни.

С другой стороны в священной книге Коран, если имя пророка Мухаммеда упоминается только 5 раз, то имя Иисуса Христа упоминается 25 раз, так что и с точки зрения исламской религии празднование Нового года 1 января не чуждо мусульманам.

Правдивость, надёжность и верность, изгнание злобы, ненависти, зависти и других пороков из сердца, терпимость и умение прощать, поиск мудрости и знаний, стремление к самообразованию и интеллектуальному самосовершенствованию, желание посвятить всё свое время и свою жизнь добрым делам, доброе отношение к окружающим являются основными нормами нравственности в исламе и каждый мусульманин обязан их соблюдать. Здесь можно задаться вопросом насколько нынешние религиозные деятели, лидеры ПИВТ и ее рядовые члены выполняют эти нравственные требования? Однозначно, что ответ будет отрицательным.

Те, кто утверждают, что сегодня приход к власти исламской партии не возможен ошибаются. С таджикским светским обществом, которого к этому не готово они никогда считаться не будут.

Часть II

Некоторые штрихи к политическому портрету лидера ПИВТ


Считается, что пресса избаловала ПИВТ и его лидеров своим вниманием. Открытым остается вопрос, как можно пропагандировать эту партию, представляя ее обществу как конструктивную и цивилизованную оппозиционную силу, когда факты говорят об обратном?

Некоторые аналитики считают Мухиддин Кабири, председателя ПИВТ, "умеренный и прагматичный политик с ярко выраженными прозападными взглядами". По широко распространенному мнению, он является особо достойным доверия авторитетным голосом в Таджикистане.

Его регулярно принимают в посольствах США и стран Западной Европы, а 18 апреля этого года его также принял посол России в Таджикистане Юрий Попов. По мнению экспертов, сам факт встречи с лидером ПИВТ посла РФ, которая ранее не работала с оппозиционными силами в соседних странах, говорит о новых методах во внешней политике Москвы. Мухиддин Кабири в последние годы является частым гостем стран Европы и США. Регулярно посещает Россию. Последний раз 3 мая нынешнего года он по приглашению Центра Карнеги посетил Москву, где в этом центре выступил с речью и ответил на вопросы специалистов.

В интервью Джошуа Кучера, опубликованном на сайте EurasiaNet Мухиддин Кабири 7 марта 2012, отмечает, что власти Таджикистана преувеличивают угрозу со стороны Афганистана, а правительство талибов в Кабуле, как считает он, может на самом деле улучшить обстановку в сфере безопасности в Центральной Азии.

Далее он утверждает, что "не уверен, что сегодняшний "Талибан" – это то же самое движение, что и десять лет назад. Сегодня талибы стали большими прагматиками. Если они появятся в следующем правительстве, они будут чувствовать большую ответственность, и я не уверен, что они станут посылать террористов в Таджикистан или Узбекистан, так как тоже заинтересованы в «стабильности» в регионе.

Думаю, продолжает он, талибы подтолкнут руководство центральноазиатских стран к большей демократии. Сегодня, когда о демократии ведут речь западные страны во главе с США, ничего не делается. "Талибан" не говорит о демократии, он говорит о законах шариата". Интересно, что симпатии к талибам выражаются в то время, когда весь мир видел, как талибы без суда и следствия повесили Наджибуллу – бывшего руководителя Афганистана и из танков стреляли по историческим памятникам Будды в Бомиане.

Еще один многозначительный факт на Международной научно-практической конференции «Россия и исламский мир: Сближения мазхабов как фактор солидарности мусульман», которая проходила 26-27-го июня 2010 года в Москве. После выступления президента Международного фонда «Мусульманки мира против наркотиков, насилия, экстремизма и терроризма» Мавжигуль Акобировны Ибадуллаевой, где она говорила о том, что в мае того же года после трагических событий 29 марта – террористических актов в московском метро – она была в Арабской Республике Египет – в Министерстве юстиции, в Доме Фетвы Египта и в Совете Фетвы исламских улемов Аль-Азхари Шариф и получила два очень важных фетва против наркотиков, самоподрыва и терроризма, к ней подошел Мухиддин Кабири и в присутствии нескольких человек, в том числе и меня, сказал следующее: «Шумо чи хел мусульмоне, кори хуб накарде. Героин набошад тамоми зану бачаи мардуми Афгонистон, Точикистон, Киргизистон ва Узбекистон аз гуруснаги мемиранд». Ва дар давоми суханаш ба у пешниход намуд, ки номи ин хазинаро бояд тагйир бидиханд. Дар номи ин хазинаи байналмилали ибораи «занони мусульмони чахон»-ро бояд ба «мусульмонони чахон» тагйир дода ва рохбариашро ба ухдаи мо (намояндагони ПИВТ) вогузоред». В буквальном переводе на русский это означает, что «Какая же Вы мусульманка, коль поступаете столь опрометчиво. Если героина не будет, то женщины и дети Афганистана, Таджикистана, Киргизии и Узбекистана могут умереть с голода. И в продолжение своего разговора предложил ей поменять в названии этого Международного фонда словосочетание «мусульманки мира» на «мусульмане мира» и передать руководство Фондом представителям ПИВТ, т.е. лично ему». Пусть читатели сделают вывод сами, что он имел в виду в этом случае. Неужели он опасается возможности закрытия источника финансирования своей партии?

Ниже приведу несколько вопросов, которые во второй половине апреля этого года по интернету задали Мухиддину Кабири:

- Регулярно водители маршруток общественного транспорта транслируют проповедь, обязательную для исполнения со стороны верующих (амри маъруф) и суры Корана. Как то один старик в городе Душанбе попросил водителя сделать этот звук тише, поскольку из-за неблагоприятной погоды у него повысилось давление и ему не по душе такой громкий звук. В ответ на его просьбу водитель обозвал его кафиром и высадил из маршрутки. Как религиозный деятель и депутат парламента Вы как оцениваете этот поступок и, вообще, как вы относитесь к тому, что в маршрутках, магазинах, рынках и других общественных местах ведется чрезмерно активная религиозная пропаганда?

- Согласно Конституции Республика Таджикистан является светским государством - т.е. религия должна быть вне политики и личным делом каждого гражданина. Не считаете ли вы, что само существование ПИВТ нарушает Основой закон нашей республики?;

- Господин Кабири, объясните мне, почему и зачем нам партия с религиозным характером в светском государстве??? Не пора ли расформировать вашу партию??? Ведь религия или Бог не нуждаются в партиях, насколько я знаю;

- Господин Кабири, как вы считаете, стоит ли совмещать политику и религию? Не взрывоопасная ли это смесь?;

- Таджикистан это на 90 процентов мусульмане и я не вижу необходимости в вашей партии;

- Я хотел ознакомиться с политической программой Вашей партии и заходил на Ваш информационный сайт. Но, к моему сожалению, там есть все кроме политической программы вашей партии.

Как мы видим вопросы не в бровь, а в глаз, они говорят сами за себя, что в Таджикистане нет единодушия в необходимости и деятельности такой религиозной партии.

Один таджикский журналист в марте этого года о религиозном влиянии таджикских трудовых мигрантов в России пишет, так: «Можно было бы рассудить и так: пусть они, мол, там у себя и веруют, и разбираются между собой. Где Таджикистан, и где Россия, но между тем таджикский религиозный фанатизм может обернуться нежелательными последствиями для той же России. В Москве в пол-уха восприняли слова лидера ПИВТ Мухиддина Кабири о том, что таджикские мигранты способны мусульманизировать Россию. Таджикских трудовых мигрантов в России более миллиона. Никто не может дать гарантии, что они не везут с собой религиозные экстремистские наклонности».

Отметим, что если раньше с целью обработки трудовых мигрантов в Россию регулярно ездил только лично Мухиддин Кабири, то во время конфликта между Таджикистаном и Россией вокруг русских летчиков в первой половине ноября прошлого года в Россию зачастили многочисленные эмиссары ПИВТ. Они проводили активную религиозную пропаганду среди запуганных, из-за возможной депортации на родину таджикских трудовых мигрантов, в мечетях и в местах компактного их проживания и работы.

Зная о трепетном отношении граждан Таджикистана к религии, председатель Движения «Таджикские трудовые мигранты» К. Шарипов, который во время поездок Мухиддина Кабири в Москву регулярно его сопровождает и совместно с ним проводит среди мигрантов религиозную агитацию, начиная с июня 2009 года на страницах газеты «Голос Таджикистанцев» и сайте Движения стал очень искусно использовать религиозный фактор для реализации своих материальных и политических интересов. Вопреки положений Устава Движения он ввел в состав Совета ответственного по нравственному воспитанию трудовых мигрантов домулло Хайриддина Достакова, который в мечети на Проспекте Мира и в СМИ Движения стал активно заниматься религиозной пропагандой, направленной на обострение межнациональной и межконфессиональной напряженности в России. Главной целью этой пропаганды была и есть рекламирование К.Шарипова в качестве лидера трудовых мигрантов - выходцев из Центральной Азии.

Не секрет, что до 70 % прихода московских мечетей являются выходцами из Таджикистана. В 60 номере газеты «Голос таджикистанцев» за декабрь 2011 года опубликована статья под названием «Мы против тех, кто живет не по законам Корана», где сообщается, что инициативная группа мусульман, собравшись в мечети на проспекте Мира (статья для наглядности добавлена фотографией, в центре которой позирует К.Шарипов), решила сама бороться с теми, кто не живет по законам морали и нравственности, заложенными в Коране. По инициативе председателя Движения «Таджикские трудовые мигранты» К.Ш.. Шарипова, который лично присутствовал на этом сходе принято решение при общественной организации создать Шуро (Исламский Совет).

Напомним, что Шариат - свод Божественных повелений и запретов, основанный на аятах Корана и Сунне. Шариат содержит предписания, регламентирующие любые действия в рамках ислама — как духовные, так и материальные и может быть реализован только в исламском государстве, а не в России.

Согласно решению учредителей в компетенцию ШУРО входит:

- рассмотрение и утверждение стратегии и тактики в борьбе с не традиционными для исторического ислама Республики Таджикистан различного толка экстремистскими религиозными течениями;

- профилактика и борьба с преступными элементами и опасными для общества- преступными группировками, которые формируются на территории РФ из числа деклассированных таджикских трудовых мигрантов;

- осуществление совместно с Духовным Управлением мусульман Европейской- части России проверки на соответствие нормам исторического Ислама уставов и положений таджикских общественных организаций на территории России.

ШУРО является сплоченным коллективом и каждый член ШУРО обладает правами- наряду с остальными, за исключением прав, возложенных исключительно на Старейшину».

Каромат Шарипов в этом Совете себя видит в качестве Старшины, а Совет на основе исламского Шариата будет выполнять функции Совета исламских улемов, Министерство внутренних дел и Министерство Юстиции Российской Федерации.

Недавнее обращение К.Шарипова к Президенту России В.В. Путину о срочном введение визового режима с Таджикистаном, преследует цель направить социальный протест огромного количество религиозно заряженных таджикских мигрантов в России и тех, кто уже работал или собирается в будущем приехать на работу в Россию против руководства Таджикистана, т.е. таким образом, расчищать путь к победе ПИВТ на будущих президентских выборах.

С недавних пор религиозная пропаганда распространяется и на страницах многотиражной газеты «Точикони Россия» (Таджики России), которая в больших количествах доставляется и бесплатно распространяется в мечетях России. К чему может привести такая пропаганда норм исламского шариата в России не трудно догадаться.

Скандальные высказывания адвоката Дагира Хасавова о судах шариата в Москве, который заявил, что Москву зальют кровью, если кто-нибудь будет мешать мусульманской общине в столице вводить суды шариата, поскольку мусульмане не желают ввязываться в "многоступенчатую судебную систему" России, которая им чужда, говорят сами за себя.

Светское и религиозное альтернативы развитие общества

Пока ПИВТ существует, Таджикистану угрожают новые потрясения, связанные с экстремизмом и терроризмом. В отличие от М.Кабири, который искусно прячет свое истинное лицо, один из его заместителей В. Косиддин в своей статье прямо пишет, что пора уже вернуться к пересмотру Конституции Таджикистана, отказаться от таких слов, как "светское государство". То есть, в таджикском обществе существует серьезный антагонизм между светскими и религиозными устоями и представлениями.

Вопросы национального самосознания, поиска национальной идентичности вызывают горячие споры в научных и религиозных кругах, среди интеллигенции Таджикистана. После распада СССР на место коммунистической идеологии в сознании людей стали претендовать идеи, основанные на светских национально ориентированных и национально-патриотических настроениях, а также опирающиеся на религиозное самосознание и возрождение.

Во многих странах мира мирно уживаются и взаимодействуют разные религии, а также светский уклад и государственное устройство, светское общество с одной стороны и общины верующих, - с другой. В поиске согласия и точек соприкосновения для поиска формулы национальной идентичности национальные, общечеловеческие и религиозные ценности могут стать основными ценностями общества и государства.

Полемика о светском и религиозном характере общества резко усиливается, когда под исламом понимается поведение, полностью отвечающее всем требованиям этой религии вплоть до установления исламского государства, то есть речь идет о полемике с политическим исламом, в конечном счете, не принимающим светское государство. В этом смысле светское - это многообразие образа жизни, и религиозного и нерелигиозного, а исламистское - это любой религиозный образ жизни, но тотально подчиненный всем требованиям ислама, не допускающий нерелигиозного образа жизни.

Светское общество допускает не только различные религии или материализм, но и такой образ жизни, который лишь частично соответствует требованиям религии, то есть терпимо относится к людям, чей образ жизни не отвечает последовательно всем требованиям шариата. Это принципиальное отличие политического ислама от светского характера государственности, которая строится на Всеобщей Декларации Прав Человека.

На словах исламистами в Таджикистане признается демократия и ее принципы свободы, но в идеологической работе исламисты напрочь забывают о них, требуя от мусульман соблюдения абсолютно всех требований религии. То есть стремятся добиться полной исламизации образа жизни всех граждан Таджикистана. Все остальные, то есть те, кто не полностью отвечает всем требованиям шариата, не являются для них мусульманами.

В политическом общении идеологов исламизма в транспорте посредством магнитофона, в мечетях и других общественных местах ведется очень жесткая пропаганда против тех, кто не соответствует внешним видом и поведением требованиям религии ислам. По сути дела, считая эту свою агитацию исламской, проповедники противоречат светскому и демократическому обществу - Всеобщей Декларации Прав Человека, в которой провозглашается свобода совести, т.е. право личности самому определять свои отношения с религией и Богом или не строить подобных отношений. И никто не имеет права отнять у человека это право на свободу образа жизни, даже если она лишь частично отвечает всем требованиям ислама.

На деле свобода совести как принцип светского демократического общества не противоречит исламу. Этот принцип действовал на примере народного ислама, существовавший во времена СССР и не сдавший своих позиций в ходе и в результате гражданской войны в Таджикистане. Свобода совести в светском обществе допускает различную степень религиозности человека, исключая фанатизм.

В действительности большинство мусульман в Таджикистане не придерживаются идеалов политического ислама, не стремятся к исламизации государства. Абсолютным фактом является то, что мусульманское большинство населения - это большинство народного ислама, не требующего политической власти.

Восстановление религиозной жизни в Таджикистане, идет по пути трагического выбора населением и политическими силами народного ислама, которого не приемлют исламисты как "придатка" светской системы.

Возрастание роли исламского фактора не означает согласия и выбора пути политического ислама. Это может быть и должна быть дорога возвышения народного ислама, допускающего свободу совести, т.е. допускающего свободу от жесткой повсеместной религиозной регламентации образа жизни, права человека на свободный выбор того или иного вероисповедания или отказ от вероисповедания вообще.

Некоторыми аналитиками утверждается, что политизация исламского фактора в перспективе становится неизбежной. Хотя народный ислам имеет свое политическое лицо уже тем, что, отказываясь от прихода к власти, не отказывается от свободы совести и допускает не полный и не последовательный религиозный образ жизни человека в Таджикистане. Именно поэтому политизация исламского фактора в русле политического ислама не является неизбежной.

Мировоззренческие и религиозные компоненты формирования государства за время гражданской войны приобрели высокую степень политической и эмоциональной самостоятельности. Так как более девяноста процентов населения Таджикистана исповедуют ислам, и перед защитниками светского, и исламского государства встает чрезвычайно сложный вопрос, возможно ли, и, если возможно, то, как преодолеть эту возникшую пропасть между властью и мировоззрением.

Исламисты по поводу и без повода чернят недавнее наше атеистически-материалистическое советское прошлое. Но можно ответственно заявить, что советское общество образца 60-80 гг. среди всех существующих до сегодняшнего дня государственных систем больше всего соответствовало морально-нравственным требованиям и принципу социальной справедливости мировых религий, что формировало в человеке уверенности и оптимистическое ожидание относительно будущего. Убежденно можно говорить, что общество и людей однажды прошедшие через такой справедливой системы общественно-экономических отношений, основанных на научном мировоззрении, невозможно вернуть назад в лоно религиозного государства.

Когда мы в Доме Фетвы Египта получали фетва против наркотиков, насилия, экстремизма и терроризма, то заметил, что в конце каждой фетвы обязательно пишется «а Аллах знает лучше». Если глубоко осмысливать это словосочетание, то можно сделать вывод, что священное писание Коран, хадисы, законы шариата, фетвы исламских улемов и т.д. не считаются последними истинами. Таким образом, в исламе признается, что истина относительна и постоянно находится в обновление и развитие.

Как правило, великие научные открытия также осуществляются путем внезапного озарения, что можно трактовать как божественное откровение, посланное им, также как в свое время священные писания были ниспосланы пророкам. Каждое такое открытие впоследствии приводили к великим мировым переменам и скачкообразному социально-экономическому и культурному развитию мира. Начиная с эпохи возрождения в Европе в течение нескольких столетий наука постепенно приобрела силу, авторитет и признание, что в конечном результате привело к отлучение религии от государства и соответственно формирование правового и светского общества, что также можно объяснить как воля Аллаха.

Один из шести основополагающих постулатов исламского вероучения является вера в предопределение. Это означает, что мусульмане верят в то, что Аллах предопределил судьбы всего сущего, то есть — в то, что все события происходят по замыслу творца. Таким же образом и с точки зрения ислама отлучение религии от государства может восприниматься как предопределение судьбы.

Религия - это Вера в бога, вера в потусторонний мир и вера в жизнь человека на том свете. Политизация веры в бога, веры в потусторонний мир – не допустима и с религиозной точки зрения.

Поэтому шумиха, которую религиозные деятели поднимает вокруг взаимоотношений религии и государства, направлена по существу не на защиту религии самой по себе, а ради того, чтобы в этой религии самим быть главенствующим и через своего главенствующее положение в религии от имени последней диктовать свою волю обществу и государству.

Очень, досадно, что представители науки и культуры хранят молчание, а новоиспеченные религиозные идеологи результаты их труда считают «своими». Они хотят вернуться к той эпохе, когда наука и культура были служанкой религии? Активность таджикских теологов направлена как оппозиция против научного мировоззрения и светской культуры, на вовлечение всего общества в сферу своего влияния.


Истоки национального самосознания и самоидентификации таджикского народа


В недавних социологических опросах название страны, общая история, язык, религия Ислам, флаг и национальный гимн, культура и обычаи, национальная экономика, особенности природы страны названы экспертами символами, объединяющими таджиков. Хотя все усилия идеологов за прошедшие 20 лет по укреплению национального самосознания в отсутствии конкретной программы конструирования и развития национальной идентичности были неудачными.

Исторически этно-национальный менталитет таджикского народа ограничен культурными границами, малая площадь которого являются историческим Хуросаном и Мовароунахрем, еще большая площадь охватывает персоязычный мир, а в больших масштабах включает мир индо-ариев и индо-европейцев.

В настоящее время для каждого человека очень важна самоидентификация, т.е. его принадлежности к определенной цивилизации (культуре).

Когда мы говорим об этнической, национальной и духовной самосознании или самоидентификации каждого гражданина планеты Земли к тем или иным сообществам, мы должны учитывать следующие ее иерархические уровни.

Во-первых, с точки зрения духовной самоидентификации, как принято говорить у представителей религии и научного мира мы все живем под единым Богом, всеобщим полем разума, Вселенческим сознанием или всеобщими законами развития Мироздании. На этом иерархическом уровне понимании мира все человечество считается единым организмом, и каждый человек с точки зрения национальной принадлежности может самоидентифицировать себя как гражданина Земли, а с точки зрения духовной – веру в единого Бога, всеобщего поля разума, Вселенческого сознания или всеобщих законов развития Мироздания.

В древних полирелигиозных обществах имело место наличие в обрядах, образе жизни племен и народов много общих черт, вне зависимости от их географической расположенности. Некоторые из них: определенные схожие ритуальные танцы перед охотой, выбор вождей из числа достойнейших, почитание храбрости, способность самопожертвования ради родного племени, отсутствие ненужной жестокости к врагам, почтительное отношение к женщине, обязательное обсуждение наказания провинившегося (справедливость наказания), уважительное отношение к природе и другие.

Установившиеся экономические отношения при переходе от первобытно-общинного строя на рабовладельческую определили неизбежность перехода полирелигиозного, языческого общества к монорелигиозному, что способствовало коренной трансформации древних культур и традиций. Институты религии впоследствии помогали власти проводить свою политику. Монотеизм гораздо больше подходил для государствообразующей роли.

В отличие от национальных и национально-государственных религий, в которых вероисповедная связь между людьми совпадает с этническими и политическими связями (например индуизм, конфуцианство, синтоизм, иудаизм), мировые, или наднациональные религии объединяют людей общей веры независимо от их этнических, языковых или политических связей.

Но на Земле на сегодняшний день одновременно существуют и ведут активную религиозную деятельность три мировых религий: буддизм, христианство и ислам. В современных мировых религиях существуют общие доктрины, характерные для нравственных установок, пожалуй, всех народов мира. На этих заповедях, которые для верующих священны, строиться любая религия и различия в культуре.

Согласно существующим мировым религиям на глобальном мировом уровни каждый человек себя самоидентифицирует, например, как буддист, христианин, мусульманин, атеист-материалист и т.д. В свою очередь, эти религии по мере своего формирования, развития и распространения по миру постепенно расчленялись на отдельные ветви, церкви, мазхабы, секты и др. направления.

Буддизм возник в VI в. до н. э. в Индии, а в настоящее время с различными ее вариациями распространен в странах Южной, Юго-Восточной, Центральной Азии и Дальнего Востока.

Христианство возникло в I веке в Палестине, находившейся на тот момент под властью Римской империи, в местной многонациональной провинциальной среде Римской империи с ее различными вариантами единобожия (иудаизм, митраизм, тенгрианство и зороастризм).

Со временем христианство разделилась на следующие ветви - католицизм, православие, протестантизм. Католицизм в свою очередь разделилась на следующие части - католическая церковь - римско-католическая церковь, восточно-католические церкви, старокатолицизм. Православие разделились на православную церковь и старообрядчество. Также имеются множество различных направлений протестантизма, а также древневосточных церквей, например армянская церковь, эфиопская церковь, сиро-яковитская церковь, ассирийская церковь и т.д.

Ислам — сравнительно молодая религия и с точки зрения ряда европейских и американских учёных, является синкретической религией, впитавшей в себя элементы доисламских древних верований и культов арабов, ханифизм, иудаизм, христианство и маздеизм-новое религиозное движение в рамках зороастрийской религии, жестоко подавленной в Иране в V в. н.э., в результате чего ее последователи были вынуждены эмигрировать в Йемен для возможного сведения счетов с царем Сасанидского Ирана и зороастрийской религией.

Первый раскол среди мусульман произошёл в середине VII века в результате политической борьбы, когда в 656 году после убийства третьего халифа Усмана ибн Аффана халифом был избран зять пророка Мухаммеда Али ибн Абу Талиб. В 661 году праведный халиф Али ибн Абу Талиба был убит, после чего большинство мусульман признала халифом Муавию, но часть мусульман осталась верна Али и посчитала, что власть в Халифате должна принадлежать его потомкам. Так мусульмане разделились на суннитов, признавших законной власть Муавии и династии Омейядов, на шиитов, которые до сих пор считают, что власть в халифате должна принадлежать только потомкам Али и хариджитов, которые не примкнули ни к одной из групп.

Со временем сунниты разделилась на следующие течения: ханафиты, ханбалиты, маликиты, шафииты и т.д., а шииты - исмаилиты, джафариты, зейдиты и прочие.

Как мы видим, современный мир расщеплен на множество религиозных течений, церквей и сект, что чрезвычайно усложняет диалог цивилизаций и сближений мировых религий как внутри себя, так и между собой.

С другой стороны народы мира себя идентифицируют по общности языка и культуре, а также истории формирования и развития на определенной территории или государства и цивилизаций. В таком понимании, имеются такие общности как индоевропейские языки, семитские, тюркские, китайские и т.д. языки. Человеческая культура исторически разделилась на европейской, восточной и другие мега культуры, которые в свою очередь по мере развития разделялись на более мелкие культуры, субкультуры мира. Каждая религия, язык, культура и история государственности народов мира по-своему уникальна и незаменима.

История языка и государственности таджиков простирается вглубь веков. Из истории известно, что арийские и затем ираноязычные племена занимали обширные территории в северных степях от Причерноморья до Южной Сибири и Средней Азии. Вместе с тем зороастризм в древности и раннем средневековье был широко распространен в Средней Азии с примыкающими районами и также в Восточном Закавказье.

В разные времена предки современных таджиков жили в древних государств Согдиана и Бактрии, империи Ахеменидов, Александра Македонского, Селеквидов, Греко-бактрийское государство, Парфянское и Сасанидское государства, арабской империи Аббасидов, государство Саманидов и т.д. После победы Великой октябрьской социалистической революции таджики в составе СССР смогли приобрести свою государственность - Таджикскую ССР, а после распада СССР – Республики Таджикистан. В течение более 2-х тысячелетий до принятия ислама предки таджиков и других народов Центральной Азии, Афганистана и Ирана проповедовали одну из древнейших пророческих монотеистических религий - зороастризм.

Зороастрийское священное писание известно в совокупности как Авеста. Даты жизни Зороастра нельзя точно установить, так как он жил в то время, которое для его народа было доисторическим, но зороастрийцы мира в следующем году отмечают 3750 летя со дня рождения пророка Зороастра. Авеста написана на одном из древнеиранских языков – авестийском (на его более архаичном диалекте составлены Гаты - песен пророка Заратуштры). Язык Гат архаичен и близок языку Ригведы, создание которой относится к периоду от 1700 г. до н.э., что также подтверждает истину о периоде рождения пророка Зороастра. Авести?йский язы?к — древнейший из сохранившихся в письменной записи иранских языков. Он до сих пор сохраняет своё значение в качестве культового языка зороастрийской общины Ирана и Индии.

Следует подчеркнуть, что в связи с характером многих источников на древне– и среднеиранских языках исследование различных вопросов ранней истории Ирана, Афганистана, Средней Азии затруднено или невозможно без учета религиозного, часто основного для этих текстов, содержания. Сказанное тем более касается Авесты, являющейся не только священным писанием зороастрийской религии, но и основным источником по истории ирано-таджикской древности, по культуре, социальному и политическому строю, экономике древнеиранских племен и народностей, и в первую очередь это касается таджикской нации.

Иные историко-культурные данные Авесты вместе с древнеиндийскими источниками позволяют установить ряд особенностей культуры, общественного строя, хозяйства древних ариев.

Авторитетные религиоведы считают, что зороастризм занимает важное место в истории религиозно-философских систем древнего мира. Ее идеи оказали бесспорное влияние на иудаизм, христианство, буддизм, на ряд положений античных философов, например на Платона и др. греческих философов и на такие религиозные течения поздней древности, как манихейство, распространившееся в то время от западных провинций Римской империи до Китая.

Мери Бойс специалист по зороастризму отмечает, что «Некоторые важнейшие представления, например вера в ад и рай, в конец мира и в День Суда, взяты из зороастризма, а так же мусульманская пятикратная ежедневная молитва тоже заимствована из зороастризма».

Процесс смены форм древних религий тесно связан с общим направлением политического развития стран Древнего Востока и античного мира – от небольших племенных образований и городов-государств к крупным централизованным царствам и затем к «империям». Одним из ранних великих государств или первой «мировой державой» была созданная иранцами империя Ахеменидов (VI – IV вв. до н.э.), объединившая под своей властью страны Ближнего и Среднего Востока и некоторые греческие города-государства. Зороастризм стала главной толерантной и терпимой религией и государственной идеологией этой самой мощной империи мира того исторического периода.

Несмотря на завоевания Александра Македонского эта религия сохранила свою идеологическую мощь и стала идеологией других более поздних больших персидских государств с центрами в Иране и соседних районах Средней Азии, в составе которых с некоторыми перерывами входили современная территория Таджикистана – Парфянское (III в. до н.э. – III в. н.э.) и сменившее его Сасанидское (III – VII вв.) – являлись главной политической силой, противостоящей эллинистическому и затем римскому «Западу». В то время зороастризм был сильной религией мощного государства, способной внушать преданность и богатым, и бедным, религией, которая в ясных и простых выражениях ставила перед своими приверженцами цель в жизни и давала четкие указания, как ее достичь.

Греко-бактрийское царство — эллинистическое государство, образовавшееся на территории Бактрии и Согдианы в результате распада империи Селевкидов просуществовало одно столетие с 250 до н. э. до 125 до н. э. Греко-бактрийское царство оказывало поддержку буддизму, что приводит появлению явления греко-буддизма. От Бактрии вскоре отпало буддийское Индо-греческое царство и она была завоевана воинственными кочевниками тохарами.

Со времен Ахеменидской империи зороастризм стал источником еще одной религиозной традиции митраизм, в центре которой был бог Митра. В переводе слово «митра» означает «договор» или «согласие» — божество индоиранского происхождения, связанное с дружественностью, договором, согласием.

Во времена Кушанского государства Митре поклонялись в Северной Индии и Средней Азии. В последние века до н. э. митраизм, получил распространение в эллинистическом мире, с I в. н. э. — в Риме, со II в. — по всей Римской империи. Особой популярностью пользовалась в пограничных провинциях, где стояли римские легионы, солдаты которых были главными приверженцами культа Митры, считавшегося богом, приносящим победу. Он приносил победу на поле брани римлянам и грекам. У индоариев Митра упоминается, как ведийское божество, а в эллинистическом периоде, как главное божество митраизма.

Сохранились остатки многочисленных святилищ, — храмов культа Митры — митреумов . Митреум представлял собой прямоугольное помещение с куполообразным потолком под землёй или в скале. В III веке в Риме находилось около 800 храмов Митры. Алтарь митреум, украшен рельефом, изображающим Митру, пронзающего кинжалом быка. Жертвоприношением быка Митра спасает своих приверженцев кровью быка, и эта сцена представлена в каждом его святилище.

Митроизм и христианство в некоторых источниках названы братьями-близнецами. Хлеб и вино были неотъемлемыми атрибутами митраизма, подобно телу и крови Христа. Проводился обряд омовения, также как и в христианстве. В митраизме существовал и аналог Тайной Вечери – Священная трапеза (пир) Митры со своими помощниками. Последователи Митро обращались друг к другу «возлюбленный брат», тогда как христиане именовались «братьями во Христе». И у одних и у других праздником считалось воскресение, а не суббота как у евреев. Первые священнослужители митроизма, как и первые христиане, исцеляли душу и тело, изучали медицину и астрологию, были мудрецами.

Император Римской империи Константин в середине IV-го века сделал ставку на христианство с той единственной целью, чтобы Римская империя обрела религиозно-идеологическую независимость от Сасанидской Персии.

С укреплением христианства как государственной религии в IV веке большее число храмов Митры было разрушено. На руинах некоторых храмов были возведены христианские церкви. В Риме самый большой митреум находится сейчас под церковью Сан-Клементе. Храмы Митры имелись в Англии, Германия и др. странах Европы.

Уже при поздних Сасанидах ранний новоперсидский, продолжающий разговорное среднеперсидское наречие, распространяется в городах Бактрии и Согдианы .

После завоевания арабов и принятие ислама в VII-VIII вв. национально-освободительное движение привело к формированию мощного таджикско-иранского государства Саманидов (IX—X вв.) с центром в Бухаре, где окончательно формировалось современный персидско-таджикский язык. Начиная с VII—IX вв. и до более позднего времени в течение нескольких веков как по отношению к литературной форме новоперсидского языка, так и применительно к многочисленным его диалектам и говорам, бытовавшим на обширной территории Ирана, Афганистана и Средней Азии, употреблялось единое название, то есть «персидский язык».

Став языком исламской проповеди в Средней Азии, язык дари и первая литература на нём оказались под покровительством династии Саманидов . В результате новоперсидский в течение двух-трёх столетий вытесняет местные восточноиранские языки (согдийский, бактрийский и другие) на большей части территории Средней Азии.

Наука, культура и литература в этот период истории достигли мирового уровня. В мире очень мало народов, которые бы свободно использовали и понимали в оригинале свое литературное наследие 1100 летней давности. В современных школьных учебниках свободно преподаются стихи основоположника классической таджикской литературы величайшего поэта Абу Абдулло Рудаки.

Абуали Ибн Сина стал основоположником современной мировой медицины. Научный энциклопедист Абурайхон Бируни – достиг самых высоких уровней тогдашней науки. Фирдоуси – отразил в «Шахнаме» великую доисламскую историю наших предков, окончательно письменно сформировав таджикско-персидский язык, максимально очищенный от примеси арабского и других языков. Несмотря на падение государство Саманидов и завоевания тюрков и монголов Центральную Азию в течение тысяча лет поэма «Шахнаме» и поэтические произведения других литературных классиков передавалась из уст в уст новым поколениям, сохраняя таким образом наш язык. Благодаря своей развитости персидско-таджикский язык стал государственным языком тюркско-монгольских государств на обширных территориях.

Вторжения в Среднюю Азию многочисленных тюркских, а затем и монгольских племён повлекли за собой разрыв единого континуума среднеазиатского фарси с западными диалектами Хорасана и Западного Ирана и привели к тюркизации многих областей региона. Тем не менее позиции фарси, прежде всего как языка канцелярии и культурной жизни, оставались всё ещё достаточно сильны.

Расхождения с западным (иранским) вариантом персидского языка фиксируются примерно в XV в. Таджикский язык сравнительно с персидским отличается бо?льшей архаичностью лексики и отдельных фонетических явлений, несколько лучше сохраняя наследие классического периода (IX—XV вв.). С начало XVI до начала XIX вв. в период правления империи Великих Моголов более 300 лет таджикско-персидский язык был государственным языком Индии.

А для Средней Азии до XIX — нач. XX вв. было характерно широкое персо-тюркское двуязычие. После революции в Бухаре в 1920 г. и вхождения Средней Азии в состав СССР советскими властями при поддержке местной интеллигенции развёртывается политика по созданию наций нового образца, частью которой было и создание новых литературных норм. Новая литературная норма разрабатывалась прежде всего группой литераторов из Бухары и Самарканда во главе с Садриддином Айни – основоположника таджикской советской литературы. Именно таджикский язык, большими усилиями Садридина Айни стал главным аргументом признание за таджиками отдельную республику. Таджикский язык в 1924 году был провозглашён официальным в новообразованной Таджикской АССР, с 1929 года в преобразованной в отдельную союзную республику. После получения государственной независимости в 1991 году таджикский язык был объявлен официальным государственным языком Республики Таджикистан.

Таджикский язык «таджикский фарси» —принадлежит к иранской ветви индо-иранских языков индоевропейской семьи. В свою очередь иранские языки подразделялись на:

Северовосточно-иранские - авестийский язык, осетинский язык, бактрийский язык, согдийский язык, ягнобский язык, хорезмийский язык;

Юговосточно-иранские - сакские языки, хотано-сакский язык, тумшукско-сакский язык, язык пушту, памирские и др., ваханский и язгулямский языки;

Северозападно-иранские - мидийский язык, парфянский язык, белуджский язык, талышский язык, азери (язык), курдский язык и т.д.;

Югозападно-иранские - древнеперсидский язык, среднеперсидский язык (пехлеви), персидский язык (фарси), таджикский язык, хазарейский язык и татский язык.

Бободжон Гафуров – видный советский политик и ученый востоковед, несмотря на все бюрократические препоны, смог собрать и опубликовать всемирно признанную книгу «Таджики», окончательно запечатлев правду об истории таджикской нации. После такого признания все попытки переписать эту историю бесполезны.

До сих пор написаны много книг об истории таджикского народа, но нет, ни одной книги о философии его истории. Поэтому на сегодняшний день необходимо на государственном уровне организовать фундаментальное академическое исследование по изучению философию истории персоязычных и центральноазиатских народов, где доисламская история, духовные ценности того периода и их культурно-цивилизационное влияние на других культур, государств и народов мира имеют большое значение для формирования целостного национального самосознания и самоидентификации таджикского народа.

Теория войн цивилизаций и перспективы развития мирового сообщества

«Теория войн цивилизаций», разработанная исторически недавно С. Хантингтоном, исходит из наличия в мире разных цивилизаций со своими специфическими чертами в области культуры, религии и традиций.

Глобализации экономических процессов, ведущих к ослаблению роли национального государства и одновременному усилению роста «цивилизационного самосознания» (то есть осознания народов к принадлежности к сходной группе культур, религии, традиций с соседними народами). Запад, расширяя свою экспансию, порождают агрессию не западных народов, стремящихся сохранить свой специфический уклад жизни. Так в мире формируется «противостояние цивилизаций».

Наибольшую угрозу установившемуся мировому порядку по Хантингтону несет «исламская цивилизация» в союзе с конфуцианской. В ближайшей перспективе основные локальные конфликты предвиделись автором теории на Ближнем Востоке, где экспансия ведущих держав воспринимается очень болезненно.

Отметим, что к концу XIX века в исламе наметились две тенденции — консервативная и модернистская. Консерваторы (фундаменталисты) призывали возвратить ислам к его исходному основанию, вернуться к буквальному пониманию священных текстов и завещанной пророком теократической власти. Модернисты стремились приблизить отдельные положения ислама к реалиям современного мира. Борьба против колониализма в течение всего ХХ века привела к небывалой политизации ислама, в результате чего возник политический ислам (исламизм).

Хантингтон отмечает, что «цивилизационные конфликты» пришли на смену идеологическому противостоянию двух систем – социализма и капитализма. В идеологических конфликтах конфронтация носила интеллектуальный характер, борьбу великих идей. По его мнению, в конфликтах же цивилизаций противостояние перейдет в совершенно иную плоскость, плоскость более непредсказуемую и затяжную, ибо культурные и религиозные различия глубже идеологических и экономических.

Но в действительности в современном мире борьба за экономические ресурсы выступает в качестве прикрытия, напоминающую «войну цивилизаций». Экономические интересы заставляют группироваться в союзы одни страны против других стран. Для достижения подобных союзов в нынешние времена отсутствия великих идей выбираются самые эффективные и простые доводы: общность культуры, религии, традиций. Географическая близость стран упрощает возникновение геополитических блоков и цивилизаций.

Развитие экономических отношений привело к ситуации, когда интересы ведущих мировых держав простираются далеко за рамки их географического местонахождения, поэтому появились союзы уже не по географическому признаку, определяемые схожестью культур (цивилизации), а по экономической и политической целесообразности.

Учитывая концепцию Хантингтона, под прикрытием распространения идеалов западной демократии и международных норм о нераспространении оружия массового поражения представители транснациональных корпораций, монополизировавшие духовную, экономическую и геополитическую власть мира, в последнее время исключительно в своих интересах безраздельно правят всеми ресурсами мирового сообщества. Ради достижения своих целей, ими атеизм, очень болезненно воспринимавшейся в исламском мире после ввода в 1979 году советских войск в Афганистан, был использован против коммунистической идеологии, что привело к распаду социалистической системы и СССР. Проблемы албанских и косовских мусульман использовали с целью объявления войны и расчленения Югославии, средневековый режим афганских талибов и террористический акт Аль-Каиды против США- как причину для оправдания начало военных действий в Афганистане, а ущемление прав шиитов Курдистана - для оправдания начало войны и свержения режима Хусейна в Ираке. В течение последних двух лет радикально настроенных религиозных сил использовали для реализации проекта «арабской весны» в Северной Африке, теперь суннитов арабского мира используют в качестве орудия против политических режимов Сирии и Ирана. В течение уже десятилетия уйгурских мусульман используют против коммунистического Китая, а ПИВТ хотят использовать в качестве главного дестабилизирующего фактора на территории Таджикистана, чтобы в обозримой перспективе в стране не было мира и стабильности. На основании этого анализа можно сделать вывод, что представителям этой Богом «избранной» транснациональной группе очень важно, чтобы во всех регионах и государств мира, которые имеют древнюю цивилизацию и культуры, а тем более - богатых финансовых, энергетических и других природных ресурсов, не было стабильности, самостоятельности и независимости в осуществлении своей государственной политики и реализации политической воли.

Очевидно, что, несмотря на противодействие экономическо-культурной глобализации Запада, народы мира уже не пожелают полностью возвращаться в свои «самобытные культуры», ставшие тесными для мировоззрения народов, познавших другие культуры мира. Культуры перемешиваются, интернационализируются. Происходящие в мире процессы свидетельствуют о сближении имеющихся цивилизаций, а в конечном итоге может быть к единой «универсальной цивилизации» на принципах справедливости и равноправия наций.

Как в либеральной политической теории, как и в марксистской, существует идея единой цивилизации человечества, которая в будущем вела все человечество к объединению.

Современные мировые религии являются одними из главных факторов сдерживающие интеграционных процессов в мире. Хотя в конечном итоге практически все религии мира и научная концепция Мироздания исходят из единства образования мира (единого Бога), единого корня происхождения всех народов. Различие между людьми определялись только их нравственными качествами, а не расой или национальностью. В последующем предсказывалось наступление «царства божия» и слияния народов в один народ на земле. Поэтому культурные корни в своей изначальности не вели к непримиримому антагонизму между цивилизациями.

Появление мировых религий, свидетельствовало об укрупнение религиозных систем, интеграции культур в рамках религии. Несмотря на имеющиеся противоречия и сложности, в перспективе обязательно последует их дальнейшего укрупнения, вплоть до формирования единой мировой религии, на идее единого Бога и всеобщих законов развития Мироздании. Подобная концепция ничуть не противоречит священным писаниям.

Современное время характеризуется тенденцией интеграции всех народов и государств мира в единое человеческое сообщество с единым коллективным сознанием и признанием единство всего Мироздания и Бога. Содействие ускорения интеграционных процессов мира, постепенное достижение гармонического и безопасного развития человеческого общества и природы, взаимовыгодного сотрудничества труда и капитала, совершенствование телесно-духовных способностей человека, достижение более высоких уровень свобод и продление продолжительности жизни человека, приближающего его к вечности жизни в физическом теле, становятся актуальными задачами всего человечества. Интеграционные силы будут настолько усиливаться, что никакие другие силы не смогут им помещать.

Высшая форма духовного отношения человека к миру может проявляться через любовь. Любовью человек соединяется с бытием, и с Богом, с ближним и с собственной душой. В любви человек познает не только Другого, но и самого себя, сущность мира, бытия и Бога. С позиции мировых религий, если предельная любовь проявляется к единому Богу - Создателю, то согласно этой логике все люди на Земле независимо от цвета кожи, национальной, религиозной, социальной принадлежности и идеологических предпочтений созданы Богом и обладают божественную сущность, что обязывает каждого относится к другому как к своему ближнему с предельной любовью и доверии, где свобода каждого становится условием свободы всех. Только при таких общественных отношениях в условиях максимально возможного материально-духовного достатка, достигаемой путем предельного самосовершенствования способностей, каждый человек и все человеческое общество достигнет максимального уровня свободы, являющейся наивысшей ценностью, целью и мотивом развития всей самоорганизованной материи.

Но такие идеальные общественные отношения в условиях ограниченных способностей человека, неравномерного развития разных государств и народов, жесткой конкуренции и взаимопожирающих войн за обладание ограниченных ресурсов на Земле невозможно установить в ближайшее время. Но это не означает, что к такому состоянию человеческого общества, где царить всеобщая любовь и доверие нельзя стремится в долгосрочном периоде. «Любовь к родине начинается с семьи», – писал философ Фрэнсис Бэкон. Интеграционные процессы также должны, начинать свое восхождение с повышение уровня доверия и взаимопонимания в семьи, дальше в родном селе, районе, области, городе, государстве, сообществе государств и в конечном результате в мировом сообществе.

Учитывая интеграционные процессы мира, ислам в своей сущности не нуждается в партиях. Поэтому до тех пор, пока в Таджикистане будет существовать ПИВТ, она будет угрожать стабильности страны и светскому характеру государственности Таджикистана. Поэтому самый лучший подарок для народов Таджикистана может стать добровольная самоликвидация ПИВТ.

В противном случае, я более чем убежден, что только создание общенационального движения в защиту светского государства может предотвратить политические катаклизмы и создания исламского государства в Таджикистане, со стороны религиозно настроенных сил во главе ПИВТ.

В Таджикистане имеются достаточно здоровых сил, которые поддерживая Движение в защиту светского государства, не позволят таким религиозным политическим силам осуществить свои планы по тотальной исламизации нашей общественной жизни и общественных отношений и быть хозяевами этой жизни и этих отношений.

Хоким Мухаббатов – председатель Национального движения Таджикистана, автор книги «Воля к свободе, или Экономика самоорганизации материи».

Материалы по теме
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Хоким Мухаббатов: Добровольное закрытие ПИВТ самый лучший подарок таджикскому народу

Хоким Мухаббатов: Добровольное закрытие ПИВТ самый лучший подарок таджикскому народу
10.12.2016

Декабрь 2016 (184)
Ноябрь 2016 (565)
Октябрь 2016 (609)
Сентябрь 2016 (603)
Август 2016 (744)
Июль 2016 (608)
ГБАО, ДТП, Душанбе, Исфара, Культура, Куляб, МВД, МВД Таджикистана, Мегафон, Навруз, ООН, ПИВТ, Президент, Рахмон, Рогун, Россия, США, Согд, Таджикистан, Узбекистан, Хорог, Худжанд, Эмомали Рахмон, банк, бензин, встреча, выставка, конкурс, мигранты, налоги, наркотики, праздник, президент Таджикистана, сотрудничество, спорт, суд, туризм, фестиваль, футбол, экономика

Показать все теги
Реклама Правообладателям Контактная информация Новое на сайте Статистика

© 2011-2017 «Независимое мнение». Таджикский агрегатор новостей. Все новости Таджикистана на одном сайте.
Любое использование материалов приветствуется при гиперссылке.

Экспорт новостей Наши новости в Twitter Мы ВКонтакте Страница на Facebook

Ключевые слова: новости Таджикистана, Таджикистан новости сегодня, Таджикистан новости 2012, последние новости Таджикистана, новости дня Таджикистана, новости, Таджикистан сегодня, независимое мнение, экономика Таджикистана, политика Таджикистана, общество Таджикистана, депутаты, журналисты, СМИ