11.12 07:20
Привет, гость
Образцы тестовых заданий для абитуриентов Новые правила для ввоза сигарет
 

Эдвард Лемон о Таджикистане: власть все меньше заботится о своем имидже

29.09.2015, 19:37
В последние несколько недель политическая ситуация в Таджикистане стала очень динамичной. Мятеж заместителя министра обороны и арест всего политического совета главной оппозиционной партии – Партии Исламского Возрождения Таджикистана (ПИВТ) – это события, которые могут иметь очень важные последствия. Эдвард Лемон, исследователь, который много пишет о Таджикистане, в интервью CAAN пытается объяснить нынешние политические процессы в республике, чья геополитическая важность не ограничивается только длиною границы с Афганистаном. Эдвард Лемон жил в Центральной Азии в течение двух лет и сейчас в качестве аспиранта Эксетерского университета исследует отношения между Исламом, безопасностью и миграцией в Таджикистане и в России. Его исследования опубликованы в журналах Central Asian Affairs и First World Studies.

Динамика изменений в Таджикистане

- Как западный эксперт, как бы Вы описали бы ситуацию последних 2-3 лет в Таджикистане? Что здесь происходит?

- В последние три года мы стали свидетелями больших нарушений гражданских свобод и прав человека в Таджикистане. И религиозная, и светская оппозиция подвергаются огромному давлению властей. После продолжительной маргинализации главная оппозиционная партия – ПИВТ – потеряла свои два кресла в парламенте, ее лидер находится в изгнании, офисы партии закрыты, а деятельность фактически запрещена министерством юстиции. По обвинению в организации событий 4-го сентября, 13 лидеров ПИВТ были арестованы, и лидеру партии пришлось уехать в Европу. Соглашение о мире, которое остановило войну в 1997 году, теперь полностью потеряло силу. Это иллюстрирует ключевой момент консолидации нынешних властей и то, каким несвободным образом был заключен мир в Таджикистане.

Те, кто попытались критиковать правительство в последние годы, были либо заключены в тюрьму, либо убиты. Бывший министр промышленности Зайд Саидов после создания оппозиционного движения был заключен в тюрьму на 29 лет. Другое оппозиционное движение «Группа 24» было объявлено «экстремистским» и его члены были арестованы. В марте этого года лидер данного движения Умарали Кувватов был убит в Стамбуле. Расследование продолжается. Лидер «Молодежь за возрождения Таджикистана» Максуд Ибрагимов был экстрадирован из России в январе 2015 года и заключен в тюрьму на долгие годы. Многие другие оппозиционные активисты сейчас борются против экстрадиции в Таджикистан.

В целом то, что мы видим в последние годы, является процессом создании однопартийной системы в Таджикистане.

- Некоторые эксперты утверждают, что Таджикистан очень быстро движется в сторону той же автократии, которая сейчас царит в Узбекистане и Туркменистане. Но у Таджикистана нет той социальной стабильности и обеспеченности, которая есть у Туркменистана, и нет того мощного государственного аппарата, который есть у Узбекистана. На что опираются таджикские власти, когда так открыто пренебрегают интересами оппозиционных групп? На обещания со стороны могучих соседей? Или оппозиционные группы настолько слабы, что даже слабая власть может легко их сокрушить?

- Таджикистан является самим бедным государством в регионе. Более половины экономики зависит от переводов трудовых мигрантов, которые в основном отправляются на заработки в Россию. У правительства нет возможностей для мониторинга и контроля населения, как это делается в Туркменистане и в Узбекистане. Власти опираются на три фактора, когда борются с проявлениями несогласия. Первый фактор – это то, что оппозиция в стране слабая и необъединенная. Многие лидеры либо находятся в тюрьмах, либо в изгнании. Ни одна группа сейчас не представляет опасности для властей. Второй, и самый важный фактор, по моему мнению, связан с тем, что стабильность в Таджикистане держится на воспоминаниях о гражданской войне. Даже те, кто никогда не жил в период войны, постоянно видят напоминания о кровавых событиях 1992 года по телевизору, в официальных речах и в школе. Население боится, что насилие вернется, и этим власти пользуются. Хаос после «арабской весны», охвативший Ближний Восток, также усиливает позиции властей. И третий фактор –Таджикистан все больше склоняется в сторону Китая в экономическом плане, и в сторону России в политическом плане. В отличие от западных стран, для этих государств права человека не являются приоритетом, и они открыто поддерживают репрессивные действия таджикских властей. С такими покровителями, которые предоставляют помощь, не требуя демократии, власть все меньше будет заботиться о своем имидже.

ПИВТ

- Была ли ПИВТ слабой? Партия утверждает, что выиграла выборы 2010 года – люди тогда чувствовали себя более свободными и, казалось, стали меньше бояться – почему тогда партия не отстояла свои голоса и права, когда у нее было больше поддержки?

- На протяжении большей части своего существования ПИВТ была основной оппозиционной силой в Таджикистане. Она являлась главной силой в Объединенной Таджикской Оппозиции. В 2010 году партия утверждала, что у нее 40,000 членов и что она выиграла выборы 2010 года. Хотя это не совсем так, пять лет назад она точно могла похвастаться большей поддержкой. Но в тот период имидж партии сильно пострадал из-за кампании по дискредитации, организованной властями, где членов партии обвиняли в аморальном стиле жизни, коррупции и связях с радикальными мусульманами. Сторонники подвергались давлению и их заставляли покинуть партию. Кульминацией кампании стал запрет на деятельность в августе 2015 года. Все это время руководство партии смогло устоять от соблазна радикализироваться и осталось верным своим обязательствам и приверженности демократическим принципам и умеренным подходам. Сейчас трудно найти объяснение их поступкам. Наверное, они опасались возобновления конфликта или посчитали, что если не окажут сопротивление, то власти не будут добивать их. Как оказалось, обе версии были ошибочными, и партия была разрушена.

- Что будет с лидером ПИВТ Мухиддином Кабири? Что случится с остальными членами и активистами партии, начиная с обычных и заканчивая известными лидерами?

- Кабири сумел безопасно доехать до европейской страны, где его таджикские власти вряд ли достанут. Но для 13 членов Президиума партии, которые были арестованы 16 сентября, ситуация намного серьезнее. Их постараются посадить на долгие сроки по обвинениям в дестабилизации страны. Процесс непрозрачный и очень политизированный. Наказание за такие обвинения в Таджикистане – очень суровые.

- Лидеры ПИВТ всегда утверждали, что их партия служит защитой от роста радикализма в обществе, и если партию запретить, то молодежь будет примыкать к радикальным группам. Насколько эти опасения имеют почву?

- Как и во всех других партиях, члены ПИВТа придерживались разных мнений. Кабири всегда представлял более умеренную сторону партию, но в партии, конечно, существовали более крайние точки зрения. С отсутствием легальной возможности высказать свое мнение, некоторые члены партии могут перейти на сторону более «радикальных» групп. Я думаю, что только малая часть сторонников партии, возможно, сделает это, но время покажет.

Радикализм

- Почему таджикская оппозиция не смогла политизировать и активизировать трудовых мигрантов – самую активную, несогласную и уязвимую часть общества, в то время как ИГ более преуспело в этом?

- Я не уверен в этом. Я считаю, что обе группы в этом не преуспели. Большинство мигрантов в России думают только о том, чтобы заработать денег и отправить их домой. Очень малое количество мигрантов заинтересовано политикой. Хотя и большинство вербовщиков ИГ работают в России, они не добились большого успеха. Если верить цифрам, которые приводит правительство, только 500 таджиков уехало в Сирию и в Ирак. Эта цифра является ничтожной среди миллионного количества мигрантов. Другие группы, такие как Группа 24 и ПИВТ, также добились определенной поддержки среди мигрантов. Власти боятся, что эти политизированные мигранты вернутся домой. Запрет Группы 24 после того, как она призывала к протестам в октябре 2014 года и экстрадиция активиста Максуда Ибрагимова в январе 2015 года говорит о том, что власти беспокоятся о вербовке мигрантов как светской оппозицией, так и религиозной.

- Если опасность возникновения нестабильности в Таджикистане и в регионе реальна, означает ли это, что эту опасность не воспринимают всерьез или кто-то заинтересован в нестабильности в этом регионе?

- По-моему, радикальные мусульмане никакой опасности не представляют. Как я уже сказал, только малое количество таджиков едут в Сирию и в Ирак. Многие там становятся «шахидами», и еще меньше заинтересованы в возвращении. Хотя власти утверждали, что открыли заговоры, связанные с ИГ в Таджикистане, не стоит верить всем этим утверждениям. Риск единичных атак существует, но риск широкомасштабного конфликта, как утверждают некоторые российские эксперты, минимален. Только очень малое количество таджиков поддерживают экстремистские идеи.

Международное сообщество

- О некоторых инцидентах Запад молчит, по другим – ограничивается заявлениями. По отношению к событиям 2012 года в Хороге западные посольства выразили беспокойство, но молчали по отношению к другим событиям.

- Да, это правда. Посольство США сделало несколько заявлений по отношению к событиям, связанным с Назарзодой. Но, в основном, эти заявления касались безопасности американских граждан. Ни одна западная миссия не выпустила заявление об аресте лидеров ПИВТ. Насколько я знаю, не было заявлений и по отношению к делам Кувватова, Саидова, и других дел, касающихся прав человека, хотя США подняли этот вопрос в ОБСЕ. Почему это является проблемой?

Большинство из внешних акторов (ЕС, США, Великобритания, Германия) упоминают права человека в ходе своих двусторонних встреч с правительствами стран Центральной Азии. Но данный вопрос не является единственным на этих встречах. Таджикистан является стратегической страной на границе с Афганистаном. Запад потратил миллионы на программы помощи сектору безопасности, передавая оружие и деньги. По существу, поддерживая режимы, Запад предпочитает авторитарную стабильность и молчит о правах человека.

Например, когда семью Назарзоды и членов ПИВТ незаконно задержали, ЦЕНТКОМ провел тренинг по безопасности в Душанбе. Только недавно посольство США объявило о программе предоставления силам безопасности Таджикистана тренингов и экипировки стоимостью 130 миллионов долларов. Это ясно говорит о том, что авторитарные меры являются допустимыми.

- Дело Зайда Саидова сыграло очень важную роль для Таджикистана. По сути, это дело изменило многие взгляды, и, откровенно говоря, вызвало определенную депрессию, и, наверное, даже и агрессию в обществе. Но данное дело не было освещено основными западными СМИ и не обсуждалось западными дипломатами.

- Я согласен. Дело Саидова отправило четкий сигнал всем внутри правительства и тем, вне правительства, кто хотел бросить вызов президенту. К сожалению, данное дело не заинтересовало Запад. Другие случаи попрания прав человека, к которым проявили интерес на Западе, такие как случай Алекса Содикова в прошлом году, получили известность, благодаря кампаниям, которых запустили сами западные общественники. У Саидова не оказалось такого преимущества.

Кроме этого, Таджикистан появляется на западных СМИ только тогда, когда его делают объектом насмешки, когда здесь, например, появляются инициативы дать название какой-то планете, или когда случаются конфликты, подобно сентябрьским атакам. Случаи с попранием прав человека, такие как с Зайдом Саидовым, и аресты членов ПИВТ не интересуют западные СМИ.

- Западные правительства следуют своим интересам и стратегиям. Но как насчет международных организаций – ОБСЕ, ООН? Они ведь тоже молчат!

- Обе эти организации действуют в стране с согласия властей. Таджикистан является членом обеих организаций и это ограничивает их возможности выражения мнения о правах человека в стране.

- Сыграют ли какую-то роль заявления Human Rights Watch и Amnesty International или они только для разового чтения?

- HRW и Amnesty International являются самыми известными международными организациями, которые заявляют о нарушениях правах человека. Хотя их отчеты и заявления поднимают интерес к ситуации с правами человека в Таджикистане, их воздействие на внешнюю политику, к сожалению, довольно ограничено.

Ближайшее будущее

- Должны ли другие сегменты общества – журналисты, блоггеры, сотрудники НПО, исследователи – теперь стараться быть более осторожными в свете последних событий или эта волна не достигнет их?

- Большинство исследователей и журналистов в Таджикистане подвергают себя самоцензуре. Они знают, что есть красные линии, такие как, например, прямая критика президента, и нельзя эти линии пересекать. Некоторые продолжают критиковать власти, но тонко. Но основная открытая дискуссия идет в социальных сетях. Властям это известно и они продолжают блокировать веб-сайты. Но легкость доступа к прокси-серверам и тот факт, что многие из тех, кто участвует в дебатах, находятся за рубежом, осложняют властям задачу монополизировать доступ к правдивой информации.

- Как будет выглядеть Таджикистан в период 2016-2020 гг?

- Я думаю, многих изменений не произойдет. Стагнация в экономике продолжится, мужчины будут так же уезжать в Россию на заработки. Возрождение интереса к религии продолжится, а власти будут использовать репрессивные меры под вывеской противодействия экстремизму. Не думаю, что появится возможность поменять правительство. Власти, скорее, продолжат преследования своих оппонентов дома и за рубежом. Иногда будет происходить насилие. Но вряд ли это насилие будет осуществляться радикальными группировками из Афганистана, скорее, оно будет исходить от групп, которые находятся внутри страны, как это было 4 сентября, или подобно событиям в Хороге или в Раште. Но, несмотря на консолидацию режима, внутри его существуют отдельные группировки и при определенных условиях между ними возможен конфликт.

Материалы по теме
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Эдвард Лемон о Таджикистане: власть все меньше заботится о своем имидже

Эдвард Лемон о Таджикистане: власть все меньше заботится о своем имидже
11.12.2016

Декабрь 2016 (186)
Ноябрь 2016 (565)
Октябрь 2016 (609)
Сентябрь 2016 (603)
Август 2016 (744)
Июль 2016 (608)
ГБАО, ДТП, Душанбе, Исфара, Культура, Куляб, МВД, МВД Таджикистана, Мегафон, Навруз, ООН, ПИВТ, Президент, Рахмон, Рогун, Россия, США, Согд, Таджикистан, Узбекистан, Хорог, Худжанд, Эмомали Рахмон, банк, бензин, встреча, выставка, конкурс, мигранты, налоги, наркотики, праздник, президент Таджикистана, сотрудничество, спорт, суд, туризм, фестиваль, футбол, экономика

Показать все теги
Реклама Правообладателям Контактная информация Новое на сайте Статистика

© 2011-2017 «Независимое мнение». Таджикский агрегатор новостей. Все новости Таджикистана на одном сайте.
Любое использование материалов приветствуется при гиперссылке.

Экспорт новостей Наши новости в Twitter Мы ВКонтакте Страница на Facebook

Ключевые слова: новости Таджикистана, Таджикистан новости сегодня, Таджикистан новости 2012, последние новости Таджикистана, новости дня Таджикистана, новости, Таджикистан сегодня, независимое мнение, экономика Таджикистана, политика Таджикистана, общество Таджикистана, депутаты, журналисты, СМИ