09.12 16:40
Привет, гость
Образцы тестовых заданий для абитуриентов Новые правила для ввоза сигарет
 

Экс-советник президента: меня считали сторонником оппозиции

29.09.2014, 18:33
«Набиева поддерживали и коммунисты, и те, кто был против Компартии и власти того времени. Главная идея была - привести не имеющего силу созидать Набиева в руководство, а потом устранить его силой».

Один из правительственных силовиков, а позднее главный советник президента Зафар Икромов рассказал о событиях 90-х.

Зафар Икромов в 90-х годах руководил отделами милиции разных районов, был главой УВД Душанбе. Потом он был сопредседателем совместной комиссии по прекращению огня на таджикско-афганской границе и внутри Таджикистана (1996). Несколько лет был главным советником президента.

25 сентября на заседании общественного фонда «Диалог цивилизаций» Икромов рассказал обо всем, что видел своими глазами в 90-х годах.

В период беспорядков февраля 1990 года, Икромов руководил милицией Ленинского района (ныне Рудаки). Он уверяет, что один из неформальных военных штабов, который сыграл не последнюю роль в февральских событиях, возник в Кумсангире:

- Тогда, сегодняшний глава НДПТ Рогунского района пришел ко мне, и сказал, что Эшон Абдурахмонджон, знаменитая, видная религиозная личность, просят меня к себе: «если сидит, пусть немедленно встанет, если стоит, пусть идет».

Это было примерно за два-три дня до февральских событий. Вечером я был дома у Эшона Абдурахмонджона. До этого, 5 лет я был главой милиции Файзабада и Рогуна, и был близко знаком с Эшоном.

У нас получился длинный разговор. Мы говорили о предстоящих событиях. Он сказал: «Сын мой, еще 4 месяца назад я давал некоторую информацию СМИ по поводу готовящихся беспорядков. Представители ПИВТ, представитель Абдулло Нури из Курган-Тюбе, высокопоставленные люди казията приходили ко мне. Попросили поддержать их в борьбе против правительства. Они сказали, что были у имам-хатиба Сари Осиё Мавлави Куканди.

Дело в том, что Мавлави был учителем Эшона Абдурахмонджона. И Эшон спросил о том, как среагировал его учитель. Узнав, что Мавлави не согласился поддержать их, Эшон также ответил отказом, - рассказал Икромов.

По его словам, он руководил службой безопасности, которая охраняла судьбоносную XVI сессию в Худжанде. Он говорит, что лично сопровождал Сафарали Кенджаева, одного из ключевых фигур Народного фронта домой и на работу, чтобы избежать непредвиденных ситуаций. Между тем, единственным достойным кандидатом руководить страной в то время Икромов считает Нурулло Хувайдуллоева.

«Руководство Компартии того времени и народ Таджикистана не имели представления о тех течениях, которые вдруг возникли в начале 90-х, - говорит он. – Мыне смогли выдвинуть одного, достойного кандидата в президенты. Потом выдвинули Набиева, не подумав, что это человек минувшего времени. Он имел много отрицательных сторон и не смог бы в будущем руководить страной. Сила, энергия созидания у него иссякли.

Может многие будут не согласны с моим мнением, но тогда Таджикистан имел единственного, одного правильного, решительного человека, который бы мог держать страну в определенном русле и строе. Это был Нурулло Хувайдуллоев.

Стоит сказать, что я с ним много общался. И я был тем, кто предупредил Хувайдуллоева о покушении на него. Устранение Хувайдуллоева из политической арены было не случайно. Было много сил, желающих этого. Это были и силы, которые хотели открыть дорогу Набиеву. Давлата Исмоила, кандидата в президенты, за два дня до выборов, заставили снять свою кандидатуру в пользу Набиева. Стоит еще сказать, что Набиев и другой кандидат Давлат Худойназаров, были сватьями.

Пусть всем будет ясно: Набиев был кандидатом и от Компартии и от тех групп, которые были против Компартии и государства. Идея была в том, чтобы привести не имеющего силу созидать Набиева в руководство, а потом устранить его силой».

Зафар Икромов далее рассказал, что он был одним из сторонников создания Комиссии по прекращению огня (1996 год) и потом стал его главой со стороны правительства. Говоря о тех переговорах, которые он проводил по этому вопросу в Афганистане, Икромов особое место отводит вкладу Бурхониддина Раббони, тогдашнему главе Афганистана.

«Только скитальчество, бесправие и унижение на чужбине открыло глаза нашему народу, - говорит он, вспоминая о таджикских беженцах в Афганистане. - Место Афганистана в частности Бурхониддина Раббони в достижении мира не имеет границ. Раббони в одном выступлении, помню, говорил: «дети мои, посмотрите, в большом Афганистане нам досталось маленькое село Хосдех. И это только сегодня, Бог знает, что будет завтра. Прошу вас не оставить родину в таком положении. Таджикистан и моя страна. Я таджик. И мое сердце разрывается от непонимания между таджиками». Раббони просил найти общий язык, простить друг друга. И наконец, мы пришли к согласию».

Но подписание протокола о прекращении огня не говорило об устранении проблем. Икромов рассказывает, что сразу после образования комиссии по наблюдению за протоколом, когда они отправились вести переговоры в Тавильдару, группа попала в руки людей Ризвона Содирова.

«С представителями ООН нас было 23 человек. Нас задержал брат Ризвона, Бахром. Это было в Калаи Наве. Нас несколько раз вели на расстрел. В общем, Бахром ставил много условий, одно из них - отпустить заложников, которые были у Мирзо Зиеева. Их требования удалось выполнить, и нас отпустили».

Зафар Икромов говорит, что та комиссия по наблюдению выполнения протокола о временном прекращении огня, которая имела не очень четкие полномочия, но тем не менее, проделала очень значимую работу в достижении мира.

«За полтора года мы смогли проделать существенные работы в этой комиссии, переговорить и договориться со всеми ячейками военизированных формирований.

Но вы не думайте, что в правительстве все были сторонниками мира. Также не много их было и в оппозиции. 4 декабря 1996 года президент меня позвал, и спросил, что вы думаете о создании представительства ОТО в Таджикистане? Я ответил положительно, сказал, что это будет хорошо.

За день до поездки в Хосдех для встречи с Нури, президент еще раз позвал меня и еще раз спросил. Я впервые расскажу это: он сказал, почему другие не поддерживают эту идею, а ты поддерживаешь. Я сказал, что не знаю, почему другие, но я считаю это нужным шагом к миру.

Помню еще, как то я сидел в своем кабинете, и тут мне позвонил Махмадсаид Убайдуллоев. Он шутливо сказал: «Икромов, вы были сторонником оппозиции, идите и привезите теперь их». Я сказал, я не сторонник оппозиции, я работаю в правительстве, и имею свою мнение и позицию. Он сказал, «ну шутки шутками, но вы были сторонником создания Комиссии, и организации представительства ОТО, протокол в Хосдехе подписан, теперь нужно привезти их. Мы поехали и вернулись с членами представительства оппозиции во главе с Давлатом Усмоном.

Хочу сказать, что я роль Давлата Усмона для достижения мира оцениваю очень высоко. Может, кто-то думает о нем по-другому, но то, что происходило тогда, все было перед моими глазами».

«Нури достоин звания национального героя наравне с президентом»

В интервью «АП» Икромов сказал, что его резкий уход с высоких постов госслужбы связано только с воспитанием и обучением детей.

- Работа в аппарате президента не позволяла достаточно посвятить себя воспитанию своих детей, - сказал он. - Только по этой причине я ушел из работы. С одной стороны я жалею, что ушел, не смог до конца потратить свои энергию и силу, свой потенциал, службе народу и нации. С другой стороны я доволен тем, что всех своих детей я смог обучить за рубежом. Сегодня вот, последний мой ребенок учится в Индии. Абсолютно никакой причины этому больше не было. Я не недоволен ни президентом, ни аппаратом.

- В последнее время государственные СМИ присуждают достижение мира одной личности или одной стороне. Что чувствует Икромов, когда это происходит?

- Я очень благодарен людям, которые вложили большие силы для достижения мира,- сказал он. - И могу, где бы ни было, отметить их значимый вклад. Мы должны отмечать и вспоминать обо всех личностях, которые играли большую роль для достижения мира. Сегодня стоит говорить о личности Нури, других людей из оппозиции, которые вышли за поле зрения общества. Мир не достигается с одной стороны. Мир – достижение двух сторон. Как дитя матери и отца. Меня как-то спрашивали, достоин ли звания национального героя Саид Абдулло Нури, наравне с президентом. Я дал положительный ответ, он достоин.
Источник: http://news.tj

обсудить

Материалы по теме
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Экс-советник президента: меня считали сторонником оппозиции

Экс-советник президента: меня считали сторонником оппозиции
09.12.2016

Декабрь 2016 (178)
Ноябрь 2016 (565)
Октябрь 2016 (609)
Сентябрь 2016 (603)
Август 2016 (744)
Июль 2016 (608)
ГБАО, ДТП, Душанбе, Исфара, Культура, Куляб, МВД, МВД Таджикистана, Мегафон, Навруз, ООН, ПИВТ, Президент, Рахмон, Рогун, Россия, США, Согд, Таджикистан, Узбекистан, Хорог, Худжанд, Эмомали Рахмон, банк, бензин, встреча, выставка, конкурс, мигранты, налоги, наркотики, праздник, президент Таджикистана, сотрудничество, спорт, суд, туризм, фестиваль, футбол, экономика

Показать все теги
Реклама Правообладателям Контактная информация Новое на сайте Статистика

© 2011-2017 «Независимое мнение». Таджикский агрегатор новостей. Все новости Таджикистана на одном сайте.
Любое использование материалов приветствуется при гиперссылке.

Экспорт новостей Наши новости в Twitter Мы ВКонтакте Страница на Facebook

Ключевые слова: новости Таджикистана, Таджикистан новости сегодня, Таджикистан новости 2012, последние новости Таджикистана, новости дня Таджикистана, новости, Таджикистан сегодня, независимое мнение, экономика Таджикистана, политика Таджикистана, общество Таджикистана, депутаты, журналисты, СМИ