09.12 12:46
Привет, гость
Образцы тестовых заданий для абитуриентов Новые правила для ввоза сигарет
 

Феликс Кулов: «В Таджикистане происходят непростые процессы»

23.09.2013, 13:50
В интервью «Азии-Плюс» один из действующих влиятельных политиков Кыргызстана Феликс КУЛОВ вспомнил о гражданской войне в Таджикистане, рассказал о нынешней политической ситуации в стране, об экспорте кыргызской революции и о деле Равшана Сабирова.

«Рахмон изменился»

- В миротворческом процессе в Таджикистане в годы гражданской войны Вы играли большую роль. В своих мемуарах «На перевале» (2008г.) Вы пишете: «Гражданская война в Таджикистане вывела на первый план ярких, самобытных личностей. Я однажды не выдержал и сказал: «Смотрю на вас, каждый – звезда первой величины. На небосклоне таджикского народа взошли такие яркие звезды, а вы сейчас сами делаете так, что погаснете не только вы – звезда всего народа может закатиться».

Как Вы считаете, в итоге, в результате гражданской войны те яркие звезды погасли?

- Думаю, на каждом этапе ситуация сама выдвигает этих людей. Когда ситуация экстремальная - гражданская война – выдвигаются на самом деле яркие и сильные личности. Может, они играют отрицательную роль, может – положительную, но это люди, которые имеют собственную харизму. Люди, которые знают, чего они добиваются, и за собой ведут других. Правильно ведут, неправильно – это второй вопрос, в этом история разберется: куда они их повели, с какой целью.

Все, с кем я тогда встречался, произвели на меня неизгладимое впечатление. Раньше они не были столь заметны, хотя играли определенные роли, но когда возник вопрос, причем очень остро, о судьбе народа, о его будущем, они стали вести себя совсем по-другому. Они уже перешли какую-то грань боязни, они уже думали о своем народе.

Тот же Сангак Сафаров. Говорили, он раньше был обычным уголовником. А на той волне у человека проявились какие-то незаурядные способности. Я не говорю, хорошие или плохие способности, но появилась яркая личность – это без сомнения.

Большое впечатление произвел на меня Саид Абдулло Нури. Это был выдержанный, благородный человек. К сожалению, он умер. Ходжи Акбар Тураджонзода… не знаю, жизнь его как-то изменила, но на то время, когда мы встречались, разговаривали, это был тоже человек - безусловно, патриот своей страны.

Эмомали Шарипович тогда был председателем колхоза. Тогда проходила парламентская ассамблея, и он приехал к нам. Я в то время был вице-президентом. Мы встретились, и он с большой болью говорил о том, что происходит. Он – председатель колхоза – попросил встречи с президентом. Он не просил что-то за себя, этот человек переживал за народ.

Все люди тогда, на разных уровнях, вот так переживали. Эти встречи, встречи на таджикской земле, оставили неизгладимые впечатления у меня. Я увидел мощный интеллектуальный потенциал таджикского народа. Это меня восхитило.

Другое дело – неприятно было, что они враждуют…

- Вы говорите, что встречались с Эмомали Шариповичем, когда он был председателем колхоза. За прошедшие 20 лет, по Вашему мнению, он как-то изменился?

- Я с ним встречался, когда был вице-президентом. Потом были встречи в кругу с президентами. Те короткие встречи, которые были, когда я занимал пост премьер-министра. И, конечно, это другой уровень человека, безусловно. Сказать, что он не изменился, нельзя. Человек меняется, тем более на такой должности. И он должен соответствовать своему уровню. И это не может быть тот уровень, допустим, председателя колхоза, это естественный рост. У него теперь другие задачи, более сложные, масштабные. Приходится принимать непопулярные, видимо, решения, как любому руководителю. За 20 лет не все, видимо, удачно складывается. Его биография тоже. Но, тем не менее, я вижу, что поскольку он продолжает управлять страной, значит, народ его поддерживает.

- Возвращаясь к вашим мемуарам. Вы говорили, что в 1992 году при решении вопроса о выборах президента после Рахмона Набиева Вы предложили следующий «вариант выхода из политического кризиса: созвать сессию Верховного Совета Таджикистана, изменить конституцию, упразднить должность президента и избрать президиум ВС, в который войдут представители всех воюющих областей Таджикистана».

Потом это было реализовано, и это считается одним из ключевых политических моментов того периода.

- Как эта идея зародилась? Я сам по образованию юрист и исходил из реальной ситуации. По конституции Таджикистана, когда президента не было, его обязанности исполнял председатель Верховного Совета, тогда Акбаршо Искандаров. Но это в течение 2-3 месяцев, больше этого – нарушение конституции. Таким образом, встал вопрос о проведении выборов президента. Но проводить выборы в тех условиях было нереально. Что делать? Есть очень простой способ, как было раньше – президиум ВС: все спорящие, противоборствующие стороны собираются, входят в президиум и выбирают президента. И мы поехали искать депутатов, уговаривать их пойти на такую структуру.

Мы объездили всех депутатов того созыва. Переговорили со сторонниками оппозиции и с теми, кто стоял на правительственных позициях. Все согласились. Понимали, что ситуация безвыходная, тупиковая и надо выходить из нее конституционным путем. По-другому – делать временное образование, создать временное правительство, ломать конституцию – это ни к чему хорошему бы не привело и не было бы легитимным.

Все депутаты это приняли. Идея прошла нормально. И когда ситуация успокоилась, можно было проводить уже и выборы президента, что и было сделано.

- В своих мемуарах также Вы говорите: «Как-то мы были в очередной поездке по Таджикистану. Президент Узбекистана Ислам Каримов позвонил Аскару Акаеву и попросил, чтобы я на обратном пути прилетел в Ташкент и проинформировал его», «он хотел знать подробности»…

- Из-за ситуации в Таджикистане все переживали – и президент Назарбаев, и президент Ельцин. Естественно, президент Узбекистана и другие хотели узнать информацию у первоисточника, из первого круга, и поэтому он попросил, чтобы я ему подробно рассказал обо всем - как мы хотим наладить мир, планы по Верховному Совету. Он тоже эту идею одобрил. Без одобрения, без того чтобы все пришли к единому мнению - было бы трудно.

Моя роль была ролью исполнителя. А окончательное решение принималось на таких уровнях. Между прочим, я хочу сказать, что Ислам Каримов искренне переживал. Я видел по нему. Он интересовался безопасностью вообще в Центрально-Азиатском регионе. Это было не просто так, праздное любопытство.

«Наши экономики не могут обеспечивать народ»

- Вернемся к современности. Какое впечатление у Вас создает нынешняя ситуация, политическое положение Таджикистана?

- На мой взгляд, в Таджикистане происходят непростые процессы. Все страны стремятся к прогрессу. Но то, что происходит в мире, не может не коснуться каждого из нас. Это и «арабская весна», и наша революция.

В Таджикистане также есть определенные движения, я знаю. И ПИВТ, которая, как недавно стало известно, не поддержит кандидатуру Рахмона. Это значит: идут нормальные демократические процессы. Мы видим и критику в адрес Рахмона, и в то же время слышим, что большинство народа его поддерживает. Это закономерный процесс. Ни в одной стране нет людей, которые были бы довольны властью. Власть всегда подвергается критике. Но, тем не менее, есть определенные положительные моменты, которые я хотел бы отметить.

Например, недавно один наш корреспондент побывал на каком-то политическом мероприятии в Таджикистане. Я прочитал его впечатления на одном из наших крупнейших сайтов.

Он расписал, что, когда была встреча, они находились в резиденции, где не было забора, и совершенно посторонние люди подошли к Рахмону. И он стал с ними общаться, очень просто. Люди очень доброжелательные, радостные. Это дает такое положительное эмоциональное впечатление.

И в то же время мы отлично понимаем, что очень много таджиков, так же как и кыргызов, находятся за пределами страны. И это не от хорошей жизни. Это значит, что и у вас, и у нас не все в порядке, что пока экономика не может позволить обеспечивать свой народ. Поэтому говорить о том, что все хорошо, было бы необъективно.

Экспорт революции

- Какой опыт мог бы перенять Таджикистан у современного Кыргызстана?

- Честно скажу, очень трудно говорить, что можно взять. Один товарищ сказал мне как-то, что, мол, вы, кроме революции, ничего экспортировать не можете… Но я бы не хотел, чтобы у нас экспортировали именно революционные настроения. Все должно идти эволюционным путем. Революция – это уже крайняя и нежелательная мера. Она может отбросить страну назад. Это как волна, она поднимает не только хорошее, она поднимает и пену. И эта пена на какое-то время может не дать нормальной воде очиститься. Нужно будет время...

Революция - это не всегда хорошо. Мне кажется, Таджикистану надо стараться любой ценой идти эволюционным путем. Какими бы ни были противоречия.

Вы потеряли около 150 тысяч человек. И не дай Бог повторения таких событий.

- В Таджикистане 6 ноября состоятся президентские выборы. Что Вы ожидаете от них?

- В таких случаях есть дежурное выражение, и я другого не могу сказать. Это - выбор таджикского народа. Каким он будет, надо его принимать. Самое главное, чтобы эти выборы не привели к расколу в обществе.

Выборы должны объединять нацию вокруг идеи, чтобы страна стала жить лучше. И самое главное, нужно уметь принимать поражение: неважно, это правящая будет элита или оппозиция. Нельзя переходить грань. Если мы в этом русле будем двигаться, и у вас и у нас все будет нормально.

- И последний вопрос, который интересует наших читателей, – это дело Равшана Сабирова (лидер таджикской общины, экс-депутат Жогорку Кенеша, экс-министр социального развития Кыргызстана, в мае этого года был приговорен к пяти годам лишения свободы за получение взятки. Наблюдатели назвали это дело «заказом действующей власти», - прим. ред.)

Как Вы относитесь к этому делу?

- Я его не знаю, у меня с ним не было никаких контактов. Но приходили его родственники, я, со своей стороны, и депутаты говорили, что все должно быть объективно. Но в любом таком деле есть всякие юридические нюансы. И вот ряд этих нюансов в этом деле заставляют сомневаться. Они не говорят о невиновности, так как это суд решает, но меня как человека заставляют сомневаться в том, насколько Равшан Сабиров виноват. Может, его вина была в том, что он передоверился или не до конца проконтролировал.

Подчеркиваю, есть какие-то моменты, которые заставляют сомневаться в его виновности. И если эти сомнения удастся защите использовать, думаю, его положение могло бы улучшиться.

ДОСЬЕ АП:

Феликс Кулов, 64 года. Кыргызский государственный и политический деятель, председатель партии «Ар-Намыс» («Достоинство»). Занимал должность министра внутренних дел Киргизской ССР, затем в 1987–1992 гг. - министра национальной безопасности Киргизии.

С февраля 1992 года - вице-президент Кыргызстана. Был определен со стороны Кыргызстана для содействия урегулированию ситуации в Таджикистане в период гражданской войны.

В период 1993–1999 гг. занимал пост губернатора Чуйской области, министра нацбезопасности, мэра Бишкека. В апреле 1999 года подал в отставку и организовал политическую партию «Ар-Намыс» («Достоинство»).

12 февраля 2000 года заявил о намерении баллотироваться в президенты. Его кандидатура могла составить серьёзную альтернативу Аскару Акаеву. Но он отказался сдавать экзамен на знание кыргызского языка, что необходимо для участия в выборах.

В 2001 году был приговорен к семи годам тюремного заключения за «злоупотребление служебным положением» в бытность министром нацбезопасности. Был освобождён на волне народных выступлений 24 марта 2005 года и сразу стал одним из самых заметных лидеров оппозиции. Его назначили координатором всех силовых ведомств страны.

Феликс Кулов и Курманбек Бакиев были основными претендентами на победу на президентских выборах 2005 года. Однако в мае, на следующий день после начала волнений в Ферганской долине Узбекистана, Кулов взял самоотвод, объявив, что намерен объединиться с Бакиевым. Он посчитал, что не стоит ставить страну под угрозу раскола на Север и Юг. Как заявил сам Бакиев, он и Кулов подписали «политический документ» о разделении власти: если его выберут президентом, Кулов станет премьером с широкими полномочиями и свободой. А Бакиев брал на себя контроль над силовым блоком, безопасностью и внешней политикой.

В 2005–2007 гг. - премьер-министр.
Источник: http://news.tj

обсудить

Материалы по теме
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Феликс Кулов: «В Таджикистане происходят непростые процессы»

Феликс Кулов: «В Таджикистане происходят непростые процессы»
09.12.2016

Декабрь 2016 (170)
Ноябрь 2016 (565)
Октябрь 2016 (609)
Сентябрь 2016 (603)
Август 2016 (744)
Июль 2016 (608)
ГБАО, ДТП, Душанбе, Исфара, Культура, Куляб, МВД, МВД Таджикистана, Мегафон, Навруз, ООН, ПИВТ, Президент, Рахмон, Рогун, Россия, США, Согд, Таджикистан, Узбекистан, Хорог, Худжанд, Эмомали Рахмон, банк, бензин, встреча, выставка, конкурс, мигранты, налоги, наркотики, праздник, президент Таджикистана, сотрудничество, спорт, суд, туризм, фестиваль, футбол, экономика

Показать все теги
Реклама Правообладателям Контактная информация Новое на сайте Статистика

© 2011-2017 «Независимое мнение». Таджикский агрегатор новостей. Все новости Таджикистана на одном сайте.
Любое использование материалов приветствуется при гиперссылке.

Экспорт новостей Наши новости в Twitter Мы ВКонтакте Страница на Facebook

Ключевые слова: новости Таджикистана, Таджикистан новости сегодня, Таджикистан новости 2012, последние новости Таджикистана, новости дня Таджикистана, новости, Таджикистан сегодня, независимое мнение, экономика Таджикистана, политика Таджикистана, общество Таджикистана, депутаты, журналисты, СМИ